СЗАО-1.ру - самый удобный информационный портал для жителей СЗАО (Северо-Западного административного округа) и городского округа Химки
Добавить в закладки




Бухгалтерские услуги в Москве

 Способ №1 - выбери район: 
Хорошево-Мнёвники / Щукино / Строгино
Покровское-Стрешнево / Южное Тушино / Северное Тушино
Митино / Куркино / Химки






История Хорошево-Мневники



История Хорошево-Мневники

История Хорошево-Мневники

В 10 километрах от Кремля стоит обычная деревня, основанная в 1642 году. В 1880 году земли были предоставлены обществу крестьян Министерством императорского двора и уделов в аренду.

Река Москва берет начало из так называемой "Москворецкой лужи" (Старьковское болото) на западной окраине Московской области (по другим источникам за исток принято считать речку Коноплянку, расположенную юго-восточнее официального истока). До сооружения в 1960 г Можайского водохранилища, затопившего часть извилистого русла реки, протяженность Москвы-реки составляла 502 км. Теперь официальная длина реки составляет 473 км. Если считать от устья, то в границах парка находится участок с 185 по 205 км.

Долинный комплекс реки Москвы объединяет в единое целое целый ряд природный территорий, из которых и состоит парк "Москворецкий" и название которого непосредственно связано с рекой. Природное и ландшафтное разнообразие обуславливается историей развития рельефа северо-западной части современного города Москвы, где ведущая роль принадлежала именно эрозионно-аккумулятивной деятельности протекающей здесь еще с доледникового периода реки Москвы. На участке парка Москва-река делает четыре больших изгиба (макроизлучины), положение которых обусловлено геологией территории и наследует, скорее всего, положение русла палео-Москвы (русла, формировавшегося в отдаленные геологические эпохи, когда естественный сток воды на порядки превышал современные характеристики водоносности).
Из всех территорий парка в долине реки Москвы не расположено только Серебряноборское лесничество (26% от общей площади парка), которое заняло западную и юго-западную части водораздельного склона. Остальные территории приурочены к тому или иному элементу долины и природные особенности которых также напрямую связаны с удаленностью и высотой относительно отметок воды в Москве-реке. Поэтому в этом разделе дается краткая характеристика основной водной "артерии" природного парка "Москворецкий" и рассказывается о том, как человек приспосабливался сначала к капризному характеру реки, а потом полностью подчинил ее своим целям и задачам.

Историческому прошлому заселения "Хорошево-Мневники" по крайней около 5000 лет. Эта территория прежде всего - уникальнейший на территории Москвы комплекс археологических памятников, охватывающий огромный исторический период от древнего палеолита до начального периода истории Русского государства. Об этом говорит обнаруженная археологами неолитическая стоянка III-II тысячелетий до н.э. В западной части полуострова, напротив села Троице - Лыкова, находится группа славянских курганов, которая относится к домонгольскому времени XI-XIII вв , открытая и обследованная в I925 г, известным археологом О.Н. Бадером. Трудно найти другое такое место, где так близко и полно представлены следы самых разных эпох - найдены древнейшие на территории Москвы останки первобытного человека, неолитические стоянки III-II тысячелетий до н.э., находки культуры бронзового века, целый ряд городищ и селищ раннежелезного века, поселения древних славян и курганы XI-XIII вв., древние торговые пути по реке Всходне и Волоцкой дороге.

Прошлое оставило на нашей земле целый ряд замечательных памятников истории и культуры. Это - одна из древнейших в Подмосковье церковь во имя Живоначальной Троицы в селе Хорошеве, шедевр архитектуры ХVI в. ("зодчий Бориса Годунова" неизвестен), Троицкий храм в селе Троицком -Лыкове ( арх.ХVII в. Яков Бухвостов) - удивительный образец "каменного кружева", представляет сегодня величайшую историко-художественную ценность. Нарядна и красочна после реставрации церковь Успения Пресвятой Богородицы. Поражает своим величием, необычным для рядового села храм Спаса Преображения (построен в I886-I888 гг.) В центральной части храма создана уникальная мозаичная композиция в духе византийского искусства, которая поставлена на учет организацией ЮНЕСКО, интерьеры приделов оформлены в стиле древней новгородской и московской живописи.

При царе Иване Грозном, в 1572 году впервые упоминается дворцовое село Хорошево. Живописное местоположение на высоком прибрежном холме, с которого открывался изумительный вид на просторную долину Москвы-реки. Окрестности села были удобны для соколиной охоты на цапель и других птиц, обитавших в пойменных озерах и болотах, для псовой охоты на диких зверей в окружающих лесах и рощах - все это не могло не привлечь внимания Ивана Грозного, большого любителя охотничьих забав. Царь переписывает в дворцовое ведомство и близлежащие села: Щукино, Острогино, Святые Отцы ( Всехсвятская) и огромные лесные массивы. В селе Хорошеве был построен царский деревянный дворец, который позже стал известен как одно из любимых мест отдыха царя Бориса Годунова. Рядом с дворцом появляется храм. Первое известие о нем обнаружено М.А. Ильиным не в документах, а в надписи на церковных сосудах: "Повелением благоверного государя царевича Федора Борисовича... сделаны сии сосуды в церковь Живоначальные Троицы в село Хорошево лета 7106" (1598). В ХIV - ХVП вв. Окрестности Хорошево оставались в XVII веке местом заповедной царской охоты. В деревянном царском дворце, вероятно заново построенном после Смутного времени, цари часто останавливались во время походов на богомолье в Саввино-Сторожевский монастырь под Звенигородом.

hm-01-01.jpg

В том же XVII веке впервые упоминалась в документах деревня Мневники, которая дала вторую часть названия нынешнему муниципальному району. Впрочем, историки предполагают, что этот населенный пункт существовал и ранее. Жителями деревни были рыбаки, которые должны были поставлять налимов к царскому столу. От старого названия налима - "рыбы-мни" и пошло имя деревни. В распоряжение рыбаков-мневников были предоставлены рыбные ловли на девять верст вниз по течению - до устья речки Пресни, и на 16 верст вверх по течению до впадения в Москву-реку речки Горетинки за селом Архангельским, также расположенное около деревни Терехово озеро длиной четверть версты и шириной более 10 саженей, "да под селом Крылацким в истоке, как вешняя вода взливается". Никто, кроме мневниковских крестьян, не имел права ловить рыбу в отведенной им акватории. Но и повинность у них была немалая. В 1644 году в деревни Мневники записаны 17 дворов, людей в них (мужского пола) 48 человек, да двор бобыльский с тремя людьми и один двор нищенский. По переписным книгам 1675-1677 годов числиться "деревня Ехалово, а Мневники тож, на Москве-реке, а в ней рыбных ловцов 20 дворов... а рыбного оброку велено им платать с тех вод на государский обиход на кормовой дворец живой рыбы мней: по 1260 по длине 12 вершков, по 2322 по 8, и по 2660 по 6 вершков, всего по 6256 рыб; да по 10 тысяч пескарей", сюда входила и ловля стерляди и добыча из неё чёрной икры.

hm-01-01.jpg

В XV веке за рекой Ходыней появилась село Беседы на Большой Звенигородской дороге. Основной путь после села Хорошева сворачивал влево, где напротив деревни Татарово уже в ХVП в. устраивался наплавной мост, а ответвление дороги уходило вдоль кромки леса на северо-запад полуострова, в сторону Троицкого - Лыкова, где впоследствии была устроена паромная переправа. По этой дороге в Москву приезжали иностранные дипломаты. И именно в селе Беседы их встречали великокняжеские приставы - бояре и дьяки, приставленные к ним для сопровождения и предварительных переговоров. Отсюда, видимо, и происходит название села Беседы. Вполне вероятно, что это то же самое село Беседы, известное по прежним документам. В 1688 году, после смерти царя Федора Алексеевича, царевна-правительница Софья затеяла новое хоромное строительство в Хорошеве, где был некогда дворец ее матери.


hm-01-02.jpg

После перевода столицы из Москвы в Петербург дворцовая Волость используется только для удовлетворения хозяйственных нужд. Посещения села царской семьей были крайне редки. Тем не менее в 1729 году в Хорошеве строится новый дворец, затем перестраивавшийся в 1744 году. В ходе работ было вырублено более трех тысяч вековых деревьев . В 1765 г. начата новая перестройка завода. Первой строится конюшня на каменном фундаменте, затем еще три деревянных конюшни, амбары, Фуражный двор, сараи, каменная кузница. В 1770 году была поставлена парадная въездная башня . Это единственное сооружение, нижняя часть которого сохранилась до нашего времени, а места бывших конюшен лишь прослеживаются в прямоугольной планировке более поздней кирпичной застройки территории. В 1791 -l792 гг. здесь были построены дом смотрителя и заводоуправление, школа конюшенного ведомства. Напротив конюшен застроили слободу для стадных конюхов - "Конюшки"., насчитывала 34 двора, больше, чем население села Хорошево.

Хорошево

Однако само название Хорошево появилось только в XVI в. Прежде эта местность за речкой Ходыней носила название Ходынский луг. А по левому берегу речки до городской черты находилось обширное подмосковное имение двоюродного брата Дмитрия Донского, героя Куликовской битвы князя Владимира Андреевича Серпуховского-Храброго.

В 1742 г., в связи с расширением конного завода в Хорошеве, рыбных ловцов перевели на общие работы с остальными крестьянами конюшенной волости, отменив "рыбный" оброк и обложив их четырехгривенным подушным окладом.
Население деревни быстро росло и к началу XIX в. в ней насчитывалось 59 дворов с 417 жителями обоего пола. Уже далеко не все крестьяне были заняты рыбной ловлей, хотя были и такие, что ловили рыбу на продажу и заводили невода, стоимость которых доходила до 100 рублей и более. Вышло из употребления старинное название рыбы "мни", и на плане Генерального межевания деревня ошибочно именуется Амневкиной. Большинство жителей занимались извозом, продажей в Москве сена и соломы. Бедняки нанимались на добычу камня в Татарове. В 1742 г. в связи с расширением конного завода в Хорошеве, рыбных ловцов перевели на общие работы с остальными крестьянами конюшенной волости, отменив "рыбный" оброк и обложив их четырехгривенным подушным окладом.

hm-01-03.jpg

К концу XVIII века крестьяне Хорошевской волости были переведены на денежный оброк. В мае 1997 года у них было отрезано 108 десятин земли для учреждения при конюшенном заводе "собственного заводского земледелия", но год спустя земли были возвращены крестьянам с условием сбора с них "положенных денежных податей бездоимочно". Важными доходными статьями для крестьянских хозяйств были извоз и торговля сеном. К 1812 году средняя стоимость имущества крестьянской семьи в Хорошеве, включая избу и домашний инвентарь, стоимость скота, хлеба, сена и соломы, составила более 700 рублей. Во время французского нашествия Хорошево пострадало больше, чем окрестные селения. Была разграблена церковь. Из имущества крестьянам удалось уберечь лишь 20 лошадей и 10 коров. Только к 1816 году были восстановлены крестьянские дома, но без надворных построек. В 1852 году в селе Хорошеве числилось 35 крестьянских дворов и 226 жителей обоего пола. К югу от села появился небольшой химический завод купца Кибера. В начале ХIХ в. деятельность завода начинает постепенно свёртываться При организации в западной части Ходынского поля летнего военного лагеря бывшие конюшни переданы под артиллерийский склад, и на их месте построены кирпичные корпуса, сохранившиеся до нашего времени. Слобода получила название Солдатской, а старое название Конюшки бытовало по 1930-ых г. От нашествия Наполеона пострадала близлежащая деревня Мневники. Здесь в 1812 году погибло 33 человека. Тем не менее Мневники быстро были восстановлены, и уже в 1816 году число жителей в них достигло 446 человек. В дальнейшем Мневники по численности населения далеко оставили позади село Хорошево. В конце XIX века эта деревня становится своего рода хозяйственным и культурным центром окружающей местности. В начале XX века в Мневниках появилась небольшая красильно-отделочная фабрика купца Меньшикова. После реформы 1861 года были сформированы новые административные единицы - волости, объединявшие селения по территориальному признаку. Хорошево стало центром волости, в которую вошли 20 сел и деревень. Однако это мало отразилось на его развитии. Земская школа, открытая в 1873 году, два года спустя была переведена в деревню Мневники, которая занимала более удобное положение, так как в школе учились дети не только из Хорошева, Карамышева и Терехова, но также из Крылатского и Татарова. Уже к 1898 г. в Мневниках числились грамотными или учащимися 66% всего мужского и 23% женского населения. В 1899 году на 56 дворов в селе Хорошево насчитывалось 14 безлошадных хозяйств и 11 не имевших коров. 8 крестьянских семей числилось в отлучке - то есть уехавшими из села. В Хорошеве имелись одна лавка и 2 крестьянских промышленных заведения. Женщины занимались вязанием из шерсти, мужчины - ломовым извозом, безлошадные нанимались работать на каменоломни. В 1911 по указу императора Николая II , согласно постановлению Московской Уездной Землеустроительной комиссии каждый крестьянин выкупил в собственность предоставленный императорским двором надел, о чем сохранились надлежавшим образом оформленные документы. Вся без исключения территория Северо-Западного округа в прошлом принадлежала к Всехсвятской и Хорошевской волостям Московского уезда, и только после I9I7 г. начинается вхождение ее по частям в городскую черту нашей столицы. До сравнительно недавнего времени здесь существовали более двух десятков сел, деревень, поселков. Из них сегодня сохранили черты сельского поселения Куркино и Юрово, Рождествено и Пенягино, Троицкое-Лыково и Терехово.


После революции 1917 года территория нынешнего района "Хорошево-Мневники" была включена в Кунцевский район Московской области. С приходом к власти большевиков пахотные земли были национализированы и создан колхоз "Пионер", а приусадебные участки были урезаны до социалистических норм, часть из которых была предоставлена новым членам колхоза. Согласно ст. 57 Конституции РФ селяне исправно платили налоги на землю на протяжении всех лет пользования. Массовая коллективизация существенно переменила жизнь местных крестьян. Была создана Хорошевская сельхозартель.

hm-01-01.jpg

Деревни Нижние Мнёвники и Терехово

В статье М.С. Зайцева из книги "Северо-западный округ Москвы" говорится, что впервые Терехово упоминается в писцовых книгах в 1644 году. В деревне было 6 дворов и жило 11 человек (ненамного меньше, чем сейчас - Melanyja). Заводик, был построен в 1874 году тереховским крестьянином И.С. Егоровым, который организовал бумагокрасильное предприятие. В 1931 году в Терехово был создан колхоз "Пионер".

МНЕВНИКИ

Деревня Мневники располагалась на левом берегу реки Москвы в центральной части большой Карамышевской излучины. Ее первое описание относится к писцовой книге 1646 г.: "Деревня Ехалово, а Мневники тож, живут рыбные ловцы, ловят рыбу мни на государев двор". Однако первое название деревни, вышедшее из употребления во второй половине XVII в., косвенно упоминается значительно раньше, в 1499 г., в духовной грамоте владельца соседних земель князя Ивана Юрьевича Патрикеева. Это первоначальное название села, несомненно, связано со старинной Звенигородской дорогой или с проселочным путем, соединявшим ее с большой Смоленской дорогой, поскольку в южной части излучины, напротив деревни Терехово, издавна был известен брод через Москву-реку. Однако в дальнейшем за жителями села закрепилось название - Мневники. Ее первое описание относится к писцовой книге 1646 г.: "Деревня Ехалово, а Мневники тож, живут рыбные ловцы, ловят рыбу мни на государев двор". Однако первое название деревни, вышедшее из употребления во второй половине XVII в. косвенно упоминается значительно раньше, в 1499 г. в духовной грамоте владельца соседних земель князя Ивана Юрьевича Патрикеева. Это первоначальное название села, несомненно, связанно со стариной Звенигородской дорогой или с проселочным путем соединявшим ее с большой Смоленской дорогой, поскольку в южный части излучины, напротив деревни Терехово, издавна был известен брод через Москва-реку. Однако в дальнейшем за жителями села закрепилось название - мневники. Так называли ловцов налима - царской "рыбы мни", которую поставляли в Московский Кремль к столу русских Великих князей и царей.

Хозяйственные документы царского двора свидетельствуют,
что деревня Мневники была самым крупным, подмосковным рыболовецким хозяйством и имела свою специализацию, связанную с особенностями реки в этой местности. До строительства канала и последующего обводнения Москвы-реки. Прибрежная полоса из черной юрской глины, не пропускавшая в глубину грунтовые воды, изобиловала многочисленными ключами. Видимо, это и привлекало к берегам в большом количестве налимов и пескарей, для ловли которых использовались плетеные корзины-верши. А поскольку "рыба мни" составляла наиболее ценную часть добычи, рыбаки из старинного села Ехалово получили прозвище "мневники" и ни в одном документе не упоминаются как "кошельники".

В 1812 году французскими солдатами были сожжены 7 из 18 крестьянских домов, разграблены имущество жителей, запасы продовольствия, зерна, сена и соломы. Крестьянам удалось уберечь только 2 коровы и 14 лошадей (их легче было укрыть в лесу). Многие из жителей, как отмечает ведомость, были вынуждены уйти из деревни для сбора милостыни. Отечественная война 1812г. существенно затронула и эту деревню. Утраты, нанесенные захватчиками жителям богатой деревни, имели для них страшные последствия. В ведомости сообщается, что крестьяне разорены и "многие кормятся подаянием в отдаленных местностях", а ревизские сказки свидетельствуют, что в голодную зиму 1812-1813 гг. в деревне погибло 33 человека - больше, чем в соседних селениях. Тем не менее ко времени очередной ревизии 1816 г. число жителей в деревне увеличилось до 446 человек. И в дальнейшем Мневники по количеству населения далеко оставили позади село Хорошево.

Население деревни быстро росло и к началу XIX в. в ней насчитывалось 59 дворов с 417 жителями обоего пола. Уже далеко не все крестьяне были заняты рыбной ловлей, хотя были и такие, что ловили рыбу на продажу и заводили невода, стоимость которых доходила до 100 рублей и более. Вышло из употребления старинное название рыбы "мни", и на плане Генерального межевания деревня ошибочно именуется Амневкиной.

В конце XIX в. эта деревня становится своего рода хозяйственным и культурным центром окружающей местности. В 1873 г. в волостном центре селе Хорошеве была открыта земская школа. Однако два года спустя она была переведена в Мневники, которые занимали более удобное положение, так как в школе учились дети не только из Хорошева, Карамышева и Терехова, но также из Крылатского и Татарова. Уже к 1898 г. в Мневниках числились грамотными или учащимися 66% всего мужского и 23% женского населения.

В 1927 г. здесь был построен галалитовый завод, производивший листовой и палочный галалит для галантерейной промышленности. Галалит - это пластмасса из белкового вещества - казеина; похож он на натуральный рог, но превосходит его по твердости, бпеску и разнообразию окраски, уступая ему в эластичности. Красивый и дешевый пластик, он используется для имитации изделий из дорогого природного сырья. Хороший поделочный материал легко поддается обработке и применяется для изготовления пуговиц, гребней, авторучек.

Другой колхоз, получивший название "Всходы" был образован в 1931 году во Мневниках. С начала 30-х годов развернулось строительство парников и теплиц в колхозах Кунцевского района. Колхозники Хорошевской сельхозартели производили тогда в закрытом грунте наибольшее количество овощей в Кунцевском районе. Здесь были построены по типовым проектам теплицы, обогреваемые водяным отоплением от общей котельной.

В марте 1931 г. в селении организовали колхоз, получивший название "Всходы", объединивший и жителей соседней деревни Карамышево. Это было одно из крупнейших хозяйств в округе. Однако во время строительства канала свыше сотни домов из деревень Мневники и Карамышево были перевезены за Карамышевский шлюз, где образовалась деревня Верхние Мневники.
Оставшаяся на прежнем месте часть деревни теперь получила название Нижние Мневники. Однако положение ее изменилось, когда завершилось строительство канала и на несколько метров поднялся уровень воды в Москве-реке. Нижние Мневники и деревня Терехово оказались на изолированном искусственном острове, выезд с которого, в то время был возможен только в одну сторону - по мосту через шлюз. Часть побережья заняла водоохранная зона Карамышевской плотины, близ моста и единственного шоссе разрослись многочисленные склады и автобазы. Единственным крупным предприятием был завод "Галалит", клуб которого многие годы служил ближайшим культурным центром для оставшихся по соседству деревень.

К концу XIX столетия Москва-река уже не могла обеспечить водой растущее население столицы, ее высокие половодья, как было сказано выше, носили катастрофический характер, а меженные отметки глубин перекатов сильно лимитировали судоходство. Река, в силу своего огромного многоотраслевого значения, не могла избежать перестройки своего водного, уровневого и руслового режимов. Однако активное вмешательство человека в жизнь реки - строительство плотин, шлюзов, каналов, набережных, мостовых переходов, обустройство системы водопровода - начинает проявляться еще с середины XIX века. В 1870-х годах для улучшения судоходных условий река ниже г. Москвы была шлюзована. Причем реализацией этой программы занималась французская компания - "Тауэрское общество", получившее концессию на организацию судоходства по р.Москве. До сих пор функционируют 6 шлюзов - Перервинский, Беседенский (шлюз Трудкоммуна), Андреевка, Софьинский, Фаустовский, Северка, построенные в 1874-1877 гг и реконструированные в середине XX столетия. В советское время начинается проектирование системы водохранилищ на самой реке и ее притоках, и уже с конца 30-х годов сток воды р. Москвы становится практически полностью зарегулированным. В настоящее время Москва-река зарегулирована гидроузлами, Истринский (в эксплуатации с 1935 г), Можайский (с 1960 г), Рузский (с 1966 г), Озернинский (с 1967 г).
В 1937 г введен в эксплуатацию канал им. Москвы, по которому осуществляется переброска волжской воды, одна часть которой идет на обводнение Москвы-реки (проектный расход - около 30 м 3/с, фактический, начиная с 2000 г, - 26 м3/с), ее притока Яузы (проектный - более 5 м3/с, фактический - менее 2 м3/с), Клязьмы и Учи (проектный по 2,5 м3/с, фактический по 1 м3/с), а вторая (порядка 30-35 м3/с) на водопотребление города Последняя часть, за исключением безвозвратных потерь, сбрасывается в р. Москву после очистки Курьяновской и другими станциями аэрации. В связи с переброской стока волжской воды водность Москва-реки ниже города увеличилась почти в два раза. С 1978 г начинается межбассейновая переброска стока верхней Волги по р. Вазузе и далее по р. Рузе в р. Москву, что увеличило расход воды в черте г. Москвы еще в среднем на 12 м3/с.

 

Из истории строительства канала "Волга-Москва" (им. Москвы).

Строительство канала было начато в сентябре 1932 г., а закончено 1 мая 1937 г. 2 мая того же года по каналу прошла флотилия судов, которые были построены специально для плавания по этому каналу.

15 июня 1937 г был завершен пусковой период и канал "Волга-Москва" выступил в число действующих предприятий страны и стал первым водохозяйственным объектом, комплексно решавшим целую группу важнейших задач: водоснабжения Москвы и ее пригородов, обеспечения воднотранспортной связи с рекой Волгой; улучшения санитарного состояния рек города; попутной выработки пиковой электрической энергии; создания зон рекреации для москвичей и жителей области и т.п. Главными из этих задач, поставившими точку в более чем 250-летней истории его проектирования и строительства, были две: обеспечить высококачественной водой многомиллионный город на длительную перспективу; создать глубоководную судоходную систему, которая свяжет порты Москвы с основными морями европейской территории России. Канал был построен в рекордно короткие сроки для своего времени - за четыре года и восемь месяцев.

Благодаря сооружению в 1937 году канала им. Москвы, призванного обеспечить потребности города в воде, и осуществить водную связь города с северными реками, Москва стала полноправно называться портом 5 морей, имея водный путь к Белому, Балтийскому, Азовскому, Черному и Каспийскому морям. Именно здесь заканчивается 128-км канал, второй по протяженности в мире из судоходных каналов после Суэцкого канала, соединяющий Волгу с Москвой-рекой.

Еще несколько веков назад, до начала широкомасштабного гидротехнического строительства, река была абсолютно непохожа
на современную. Мало кто признал бы в 20-30-метровой речушке, которую на некоторых участках можно было перейти в брод, современную водную магистраль, по которой даже в самую глубокую межень свободно проходят суда с 2,5-метровой осадкой. Вот как описывал Москву-реку в середине XIX века профессор В.И. Лапшин: "Летом река так мелка, что в иных местах едва стоит вода на 7 вершков (такую воду называют "сухой"). Сотни рабочих и табуны лошадей поджидали караваны на наиболее мелководных участках. На некоторых перекатах, чтобы сдвинуть баржу, приходилось нанимать до 200 рабочих и 40 лошадей. Иногда баржи не удавалось снимать с мели, тогда их продавали на слом…". При этом в пределах города река представляла собой крайне загрязненный поток, принимая сточные воды и нечистоты с многочисленных заводов, фабрик и предприятий, расположенных вблизи реки и ее притоков. В ряде случаев свалки мусора устраивались в русле реки намеренно, дабы защитить берега от размывов в период прохождения половодья (с этой целью с 1760 г было разрешено свозить под Кремлевскую набережную землю и мусор). Правда надо отметить, что в то время современная территория парка не входила в городскую черту и качество воды Москвы-реки на этом участке было значительно лучше, чем ниже по течению, что, к счастью, сохранилось и до наших дней.
В период прохождения весеннего половодья река тоже была абсолютно непохожа на современную Москву-реку и представляла серьезную угрозу городским жителям. Повышение уровня воды в период половодья происходил довольно быстро и часто носило катастрофический характер. Ниже приведены цитаты из сохранившихся в литературных источниках описаний высоких половодий разных лет:

1496 г.: "Сиа же зима весши люта бысть, мразы быша велики и снега, а на весне на Мо скве и везде поводь зело велика бысть" (Воскресенская летопись)

1607 г. : "Ко всему этому присо единилось неслыханное наводнение. В то время; когда мы находились в Москве, реки, протекающие через город, вы ступили из своих берегов, и вода была столь велика, что около 1000 домов отчасти было подмыто, отчасти разрушено совершенно" ( "Записки Жолкевского") .

1665 г.: "На Пасхе, ко торая была 15 апреля, лед на реках растаял, и мы пошли смотреть реку Москву, протекающую под Кремлем. Когда в этот день Пасхи лед растаял от теплого воздуха, солнечного жара и дождя, мы увидели на реке вещь удивительную: по ней свободно плыли горы снега и льда. Она в эту ночь опрокинула наружную стену Кремля, потопила и разрушила множество домов с немалым числом людей и вырвала с корнем большое количество деревьев. Прежде люди ходили но ней, а теперь стали плавать на лодках из улицы в улицу…" (Павел Алеппский).

1709 г.: "А морозы были великие, также и снега были глубокие, а вода была великая на Москве, под Каменный мост под окошки подходило и с берегов дворы сносило, и с хоромами и с людьми, и многих людей пото пило, также и церкви многие". ("Записки" И.А Желябужского).

Об уровнях высоких половодьях до начала регулярных на блюдений (1880-е гг) можно судить по меткам, которые наносились на каменной ограде ныне разобранной церкви "Никола в Пупышах" (у Краснохолмского моста). Таблица иллюстрирует увеличение пиковых уровней высоких половодий при общей маловодности периода. Этот факт может быть связан с сокращением площади лесов в бассейне р. Москвы, а также с недочетами при застройке города (например, многочис ленные мосты, сужавших сечение русла, способствовали подъему уровней талых вод).
Наивысшие уровни высоких половодий на р.Москве
Годы Уровень в см (над "0" поста Даниловского монастыря)
1778 753
1806 772
1823 785
1856 834
1879 839

Максимальный весенний паводок, зарегистрированный в литера - туре, отмечен в 1908 г. Горизонт воды в реке тогда поднялся на
8.8 м. Река и водоотводный канал соединились в одно русло шириной до полутора км. Максимальный расход воды в створе Бабьегородской плотины составил 2880 м3/с (при среднемноголетнем - порядка 55 м3/с).

Для сел и деревень, находящихся в то время на территории современного природного парка "Москворецкий" (Тушино, Строгино, Щукино, Троицкое, Хорошево, Татарово, Крылатское, Карамышево, Мневники, Терехово, Кунцево), последствия подобных наводнений были не столь трагичны и заканчивались преимущественно сносом летних сараев и стогов сена на пойме, да подмывами берегов, о чем будет рассказано ниже. Большинство этих поселений находилось на высоких террасных берегах, что спасало их от весенних паводков. А вот городские жители из-за ограниченности территории поселения были вынуждены "прижиматься" к реке, строя свои дома на пойме, что и приводило нередко к катастрофическим последствиям.

Преобразование Москвы-реки человеком.

Участок Москвы-реки в пределах природного парка "Москворецкий" в какой-то степени является уникальным примером вмешательства человека в жизнь достаточно крупного водотока. Найдется не там много мест в мире, где можно наблюдать такую значительную трансформацию водного и руслового режимов реки в результате хозяйственной деятельности человека.

На границе природного парка "Москворецкий" находится завершающая часть судоходно-водоводного канала им. Москвы, объединенная в единый - Химкинский узел. Протяженность этой части - 3,8 км. Его основные сооружения включают в себя: шлюзы №7 и №8; туннель, пропускающий под каналом Волоколамское шоссе; железнодорожный мост на пересечении канала с дорогой на Тверь; железобетонные трубы, пропускающие под каналом реки Химку и Чернушку; участок канала от шлюза №8 до выхода в Москву-реку. Позднее, в 1969,1970 гг рядом с первым автомобильным туннелем был построен дополнительный (второй) туннель, что позволило успешно пропускать под каналом возросшие транспортные потоки, следующие по Волоколамскому шоссе. Участок канала от шлюза №8 до выхода в Москву-реку Химкинского узла хорошо виден со Строгинского моста. ( Строгинский мост соединяет микрорайоны Строгино и Щукино. Мост был пущен в эксплуатацию в 1981 г (инженер А.Б.Друганов, Архитектор К.Н.Яковлев). Мост был выполнен из предварительно напряженного железобетона способом навесного монтажа. Мост имеет 5 пролетов, балки коробчатые. Длина пролетов 32,89 м, 80,96 м, 128,5 м (речной пролет), 80,97 м, 34,34 м. Подход к мосту со стороны Строгино выполнен в виде 6-ти пролетной эстакады, имеющей сходы к реке. Общая длина моста - 570,2 м, ширина - 34,9 м (проезжая часть 22,5 м, разделительная полоса 4 м, полосы безопасности по 1 м, тротуары по 3,2 м). ).

От трассы судоходно-водоводного канала в долине реки Химки отделяется к западу специальный деривационный канал, по которому проходит основной объем стока воды канала им. Москвы в Москва-реку, используемый одновременно для получения электрической энергии на Сходненской ГЭС. Деривационный канал далее следует по старому устьевому участку русла реки Сходни и выходит немного выше по течению Москва-реки от выхода шлюзовой части канала. Таким образом, река Сходня, благодаря инженерному решению человека, на своем последнем километре в десятки раз увеличивает свою водоносность, превращаясь из маленькой речушки в полноводную реку, которая может гордо называть себя "частью Волги".

В пределах парка "Москворецкий" расположены Карамышевский гидроузел и Хорошевское спрямление.

Продолжением в едином гидротехническом комплексе канала им. Москвы является расположенная на Москве-реке система Москворецких гидроузлов. Это система была сооружена для того чтобы превратить Москва-реку в глубоководную магистраль, здоровую в экологическом отношении. Основными ее элементами явились: Карамышевский и Перервинский гидроузлы; Хорошевское спрямление с заградительными воротами. Создание этих объектов позволило обеспечить на участке ниже впадения канала в Москву-реку минимальных глубин, равных 5,0 м, а также сократить длину фарватера в городе на 12-13 км за счет спрямления Хорошевской и Карамышевской излучин.

Карамышево

Свое название Карамышевская излучина получила от небольшой деревни, находившейся у самого ее начала, на левом берегу реки, по соседству со старинным селом Хорошевом. В письменных документах деревня Карамышево впервые упоминается в 1646 г. в составе дворцовой Хорошевской волости. Однако ее название, явно татарское по происхождению, появилось намного раньше. Оно свидетельствует о принадлежности этой деревни старинному дворянскому роду Карамышевых, предок которых, согласно родословной, пришел из Орды на службу к Дмитрию Донскому. В переводе с тюркского языка фамилия означает "защитивший", а герб дворянского рода изображает золотой щит на камне. Далеко не рядовую роль играл Семен Карамышев, о котором под 1456г. говорит новгородская летопись. В этом году князь Василий Темный в наказание новгородцам, давшим убежище его противнику Дмитрию Шемяке, "на Руссу послал из-гонную рать, Семена Карамышева, да Басенка и ины воеводы с татары". Пятитысячная рать зверски расправилась с населением Старой Руссы и ее окрестностей, принудив Новгород подчинятся воле московского князя. Московская летопись называет руководителями этого похода И.В. Оболенского-Стригу и Ф.В. Басенка. Видимо, Семен Карамышев не смог закрепиться при великокняжеском дворе, и был позабыт летописцем.
Нельзя точно сказать, когда и кому из Карамышевых принадлежала эта подмосковная деревенька. Однако можно предположить, что за свою военную службу Семен Карамышев в обмен на нее получил значительно большие владения в Волоколамском уделе, который служил и связующим звеном, и ареной борьбы между Москвой и Новгородом. Во всяком случае, в XVI в. Имена Карамышевых встречаются в числе землевладельцев и служилых дворян Волоцкого уезда.

Через полстолетия число дворов остается как прежде - 18, а количество жителей возрастает до 134 человек обоего пола. Между тем Удельное ведомство охотно сдает крестьянские земли в аренду предпринимателям. В 1853 г. уже существовала при деревне Карамышево небольшая бумаготкацкая фабричка купца Матвея Леонтьевича Штисса (перешедшая после его смерти ко вдове Александре Ивановне Штисс), где на трех машинках вырабатывались краповые, запарные и верховые ситцы. В последующее время деревня росла медленно. К началу ХХ в. В ней насчитывалось 33 хозяйства и 145 жителей. Карамышевские крестьяне занимались в основном извозным промыслом (35 хозяйств из 40), чему способствовало сокращение сельскохозяйственных угодий с 209 га в 1899 г. до 188 га в 1927-м. Несмотря на обилие в округе различных промышленных заведений, на них по статистическим данным, работали лишь трое местных жителей.
1930-м гг. Карамышево практически слилось с Мневниками, а строительство канала Москва - Волга скоро привело к ликвидации деревни и находившихся при ней мелких предприятий. Здесь поставила свой лагерь - один из филиалов Дмитлага - самая могущественная в те времена организация - НКВД. И видимо это обстоятельство повлияло на сельскохозяйственные работы. Весенний сев 1933 года был сорван. Были сняты со своих постов секретарь партячейки, председатель колхоза, председатель сельсовета.

Карамышевский гидроузел.

Его назначением было поднять уровень воды в Москва-реке на 5-6 м от впадения в нее канала до створа гидроузла. Подпор Карамышевского гидроузла доходит до створа Рублевской водозаборной станции, расположенной примерно в 20 км выше по течению. Состав основных сооружений гидроузла: бетонная водосливная низконапорная плотина; ГЭС; шлюз №9. Шлюз №9 расположен на спрямлении Карамышевской излучины, проходящем в глубокой выемке (около 30 м) длиной 1 км. Благодаря спрямлению, длина фарватера сокращена на 8 км.

hm-01-04.jpg

Над шлюзом проходит железобетонный Мневниковский мост, соединяющий улицы Народного ополчения и Нижние Мневники.

Хорошевское спрямление.

Серебряноборская излучина Москва-реки издавна считалась крайне неудобной для судоходства. Главными причинами этого были большая плановая кривизна берегов и малые глубины потока. При реконструкции русла реки Москвы было запроектировано спрямление этой излучины, которое было реализовано в виде Хорошевского судоходного канала длиной 1,9 км. Последний сократил фарватер на 4,6 км. Глубина канала - 3,5 м в начальный период его создания, 5,5 м - после реконструкции. Ширина канала по воде - 87 м.


hm-01-05.jpg

Фото деревни с правой стороны от улицы Нижние Мневники - сегодня (ехать от метро "Полежаевская" и "Октябрьское поле").


Во время строительства Карамышевского гидроузла и судоходного канала отселенные из Карамышева и Мневников жители образовали новое селение Верхние Мневники около дороги из Хорошева в Москву.

hm-01-04.jpg

hm-01-06.jpg

hm-01-07.jpg

Первоначально возведение канала Москва-Волга поручили Наркомводу СССР, где 1 сентября 1931 года стало функционировать соответствующее Управление, однако работы велись крайне медленно, и 1 июня 1932 года строительство гиганта второй пятилетки передали ОГПУ СССР. Тогда же Совет народных комиссаров СССР, рассмотрев три предложенных варианта (Дмитровский, Старицкий и Шошинский) утвердил Дмитровский вариант.
hm-01-08.jpg

hm-01-09.jpg

Приказом № 889 от 14.09.32 г. по ОГПУ в непосредственной близости от столицы создавался Дмитлаг (первоначально - Дмитровлаг, ДЛАГ, ДИТЛ). Вскоре на строительство канала начали прибывать по этапу заключенные других лагерей, в первую очередь - с Белбалтлага, затем из Балахнинского и Среднеазиатского ИТЛ, из Темниковских, Вишерских лагерей, из Свирлага, Сиблага, Сарлага (Саровского лагеря). Из Свирлага, кроме заключенных, доставили еще служебных собак, перечисленных в сопроводительных бумагах поименно: Амур, Дина, Треф, Зигфрид и т. д.; отдельным приказом велено было зачислить прибывших "на все виды довольствия согласно списка". С Соловков прибыла опытная охрана: командиры и стрелки.

Вскоре Дмитлаг стал грандиозным по масштабам исправительно-трудовым учреждением в системе ГУЛАГа. К 1933 году население Дмитлага настолько разрослось, что начальство потеряло контроль над его численностью. Поэтому был объявлен день переписи. Было решено произвести "однодневную генеральную проверку всех з/к. з/к" для чего с вечера 31 декабря 1932 года до вечеpa 1 января 1933 года были запрещены любые передвижения по всей территории Дмитлага, всем его многочисленным лаготделениям, лагпунктам, подпунктам, командировкам и подкомандировкам. "Самый большой списочный состав лагерей, - писал впоследствии Варлам Шаламов, - был не на Колыме, не на Воркуте и не на БАМЛАГе. Самый многочисленный был Дмитлаг, Москанал с центром в городе Дмитрове... - один миллион двести тысяч человек. Это - в 1933 году, и большей цифры заключенных не было''. (В. Шаламов. Вишера. М. "Книга'.' 1989. С. 37).

Канал планировался длиною в сто двадцать восемь километров. Но, кроме самого канала, предстояло построить множество сооружений: 11 шлюзов, 7 плотин, гидростанции, Ивановское, Учинское, Клязьминское, Истринское, Московское и другие водохранилища, водопроводный канал, который предполагалось проложить от Учинского водохранилища к столице; планировалось построить железнодорожные пути (от Вербилок до Волги, от Большой Волги до Дмитрова).

В 1939 году молочнотоварная ферма Хорошевского колхоза стала племенной. За успехи, достигнутые в развитии общественного животноводства, молочнотоварная ферма села Хорошева была представлена на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке.
Территория к северу от села вместе с Серебряным Бором уже в 1939 году была передана в состав Москвы. Но застраивалась она лишь отдельными участками. У речки Ходынки, у прежней городской окраины, размещались гаражи и складские помещения. Большую часть территории занимали поля и парники основанного в 1937 году московского совхоза "Тепличный".


Дмитлаг
(1932 - 1938 год)

Дмитлаг, крупнейшее лагобъединение ОГПУ-НКВД СССР, существовал с 1932 по 1938 год и располагался на территории Московской области и отчасти даже в самой Москве. Порожденный советской карательной системой, Дмитлаг был создан для использования труда заключенных на строительстве канала Москва-Волга. 15 июня 1931 года Пленум ЦК ВКП(б) принял постановление о строительстве канала, который соединит реки Волгу и Москву. Будущий канал давал столице необходимое количество воды, ибо ее не хватало, особенно в летние дни, делал в перспективе Москву портом пяти морей, электрифицировал населенные пункты вдоль трассы, создавал промышленные предприятия в прилегающих районах, выполнял и другие важные функции. Одновременно с каналом заключенные Дмитлага строили два закрытых аэродрома под Подольском, а в самой Москве - спортивный комплекс "Динамо", Северный и Южный речные порты, жилые дома в Москве для начсостава ОГПУ-НКВД. Все это были отделения и лагпункты Дмитлага.

Вся трасса канала была первоначально разделена на 7, а впоследствии на 14 районов: Центральный, Волжский, Хлебниковский, Южный, Завидовский, Сходненский, Водопроводный, Карамышевский; районы - "Соревнование" "Темпы" "Техника"; еще Оревский, Икшанский и Восточный. Каждый район имел свое отделение III (секретного) отдела Дмитлага. Районы в свою очередь делились на участки. Вдоль всего огромного котлована функционировали зоны для заключенных и расконвоированных. Помимо общих работ, массовой вырубки леса, заготовки торфа и дров, выпуска продукции завода и мастерских, заключенные производили все необходимое для самообеспечения лагерей.
Зоны располагались, по существу, на окраинах Москвы. В Дмитрове на северной и южной окраинах также действовали две зоны, функционировал лагпункт, обслуживающий железнодорожную станцию. Часть специалистов жила в частном секторе, а для крупного ученого, заключенного Дмитлага, а в прошлом - министра Временного правительства и последнего генерал-губернатора Финляндии профессора Николая Некрасова построили дом, выделили хозобслугу и автомашину с личным шофером. (С 1935 года профессор работал на строительстве уже в качестве вольнонаемного).

Состав заключенных был весьма пестр. Большинство дмитлаговцев имели срок заключения по общеуголовным статьям. Особенно много было так называемых "тридцатипятников',' то есть осужденных по 35-й статье УК РСФСР. Наиболее часто встречались статьи: 72,73,78,79,82,83,107, 109, со 165 по 170, 217, 230; это все статьи за хозяйственные, имущественные преступления, за нарушение закона об отделении церкви от государства, должностной подлог, спекуляцию, побег из мест заключения, злоупотребление служебным положением, незаконное хранение огнестрельного оружия. Сидели здесь и по 58 статье и по тяжкой 59-й ("особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления", бандитизм). Конечно, в Дмитлаге можно было встретить и убийцу, и вора-рецидивиста. Но не меньше тут находилось осужденных по Постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года. Это Постановление "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укрепление (социалистической) собственности" предусматривало меру наказания - расстрел, а при смягчающих обстоятельствах - 10 лет лишения свободы; амнистии не полагалось. Среди заключенных были осужденные как СОЭ или СВЭ ("социально опасный элемент", "социально вредный элемент"). В эти категории мог попасть любой, особенно жены, дети, вообще родственники репрессированных.

Расстрелы "дмитлаговцев" в Бутово охватывают период с сентября 1937 по апрель 1938 года; особенно много их расстреляно в марте 1938 года.

С 8 августа начались массовые расстрелы под Москвой на "спецобъектах" Бутово и Коммунарка. Сюда для исполнения приговоров стали привозить осужденных и из Дмитлага. Похоже, руководством было сочтено, что при расформировании лагеря дешевле и проще избавиться от некоторого "человеческого балласта", чем распределять людей по другим ИТЛ.

Состав расстреляных в Бутово "дмитлаговцев" многонационален. Кого только здесь не найдешь!

Русские и украинцы, белорусы и татары, евреи и тюрки, персы и цыгане, немцы Поволжья и немцы из Германии, большая группа узбеков, добровольно приехавших на строительство канала, туркмены, казахи, азербайджанцы, кабардинцы, поляки, латыши, грузины, осетины, карачаевец, мордвин, фарси, болгарин, чеченец, молдованин, чуваш, башкир, англичанин из Лондона, удмурт, китаец и другие...

В дни юбилейных торжеств 1947 года, посвященных 800-летию столицы, канал Москва-Волга был переименован в канал имени Москвы.

В 1950 году в Кунцевском районе, как и по всей стране, было проведено укрупнение колхозов. Колхозники Хорошева, Верхних и Нижних Мневников объединились в укрупненный колхоз им. К.Е. Ворошилова с центром в селе Хорошеве. В 1957 году этот колхоз возглавлял Герой Социалистического Труда А.Д. Бочаров. Хорошево было электрифицировано одним из первых в районе, а в 1930 году здесь была установлена телефонная станция на 100 номеров.

Таким образом накануне включения в 1960 году села Хорошево в городскую черту Москвы оно представляло собой типично сельское поселение, в отличие от многих других вошедших тогда в Москву населенных пунктов, приобретших уже черты рабочих поселков.

В 1960-х гг. начался новый этап выселения, на этот раз в связи с предполагавшимся устройством детского парка. Но выехали не все. Несколько домов до нашего времени устояли в глубине острова, в окружении буйных зарослей и полузаброшенных огородов.
Название деревни запечатлено в названиях московских улиц Нижние Мневники и Мневники, а также муниципального округа Хорошево-Мневники.

По своему структурному формированию район достаточно точно напоминает средний по величине европейский город. В районе четко выражена жилая застройка с хорошо сложившимися кварталами, территория отдыха и рекреации Серебрянный Бор, являющаяся любимым местом отдыха не только жителей района, но и всех москвичей, а также промышленная зона.

hm-01-04.jpg

Сооружения канала составляют обширный гидротехнический и архитектурный комплекс. В комплексе сооружений каждого шлюза господствуют массивные объёмы башен управления, завершающиеся лёгкими декоративными надстройками или скульптурой. Стены башен украшены мемориальными досками, эмблемами Советского государства, барельефами, изображающими эпизоды строительства канала. Архитектура шлюзов с башнями управления и насосными станциями, а также плотин отличается высоким гидротехническим совершенством. Наиболее интересны Карамышевская плотина (архитектор А. М. Рухлядев), шлюзы № 3 (архитектор В. Я. Мовчан и др.), № 5 (архитектор Д. Б. Савицкий), №№ 7 и 8 (архитектор В. Ф. Кринский), № 9 (архитектор А. М. Рухлядев - см. фото шлюза №9 и № газеты Правда за 1937 год).

СЕРЕБРЯНЫЙ Б0Р

Большой полуостров, расположенный в излучине Москвы-реки, получил такое название сравнительно недавно. Легенды о происхождении этого названия от князя Серебряного или якобы от древних копей для добычи серебра в озере Бездонка несостоятельны, так как не подтверждаются документами.

Название "Серебряный Бор" известно по документам уже в начале ХVП века., но тогда оно относилось к другой территории: так назывался лесной массив за Москвой-рекой, простиравшийся на запад от современного Троице -Лыкова. Он и сейчас, разделенный МКАД, сохранил это название и находится в введении Серебряноборского лесничества. Только в начале XX века известное с давних пор название было перенесено на вновь образованный дачный поселок Серебряный Бор, который был основан на дворцовой земле, на месте старинной рощи, примыкавшей к бывшему Хорошевскому конному заводу. ВХVШ в. столица была перенесена в Санкт-Петербург, и дворцовое село Хорошево стало лишь хозяйственным центром конюшенной волости.

В 1791 -l792 гг. здесь были построены дом смотрителя и заводоуправление, школа конюшенного ведомства. Напротив конюшен застроили слободу для стадных конюхов - "Конюшки"., насчитывала 34 двора, больше, чем население села Хорошево.
В 1735 г. последовало распоряжение о перестройке старых конюшен в Хорошеве, чтобы в них впредь размещались "лучшие лошади", главным образом европейских пород. В ходе работ было вырублено более трех тысяч вековых деревьев . В 1765 г. начата новая перестройка завода. Первой строится конюшня на каменном фундаменте, затем еще три деревянных конюшни, амбары, Фуражный двор, сараи, каменная кузница. В 1770 году была поставлена парадная въездная башня . Это единственное сооружение, нижняя часть которого сохранилась до нашего времени, а места бывших конюшен лишь прослеживаются в прямоугольной планировке более поздней кирпичной застройки территории.

Через несколько лет также была названа ближайшая к нему станция Окружной жел. дороги около Всехсвятского, а от нее, в результате застройки Большой Всехсвятской рощи, вскоре протянулся в сторону деревни Щукино еще один дачный поселок - Всехсвятский Серебряный Бор. От села Хорошева эту местность отделяла долина безымянного ручья с большим прудом и казенной мельницей. Сосновый бор, занимавший большую часть полуострова, назывался в те времена Хорошевской , или "Огороженной" рощей. От Москвы провели шоссейную порогу. Удельное ведомство разбило старую рощу на участки для застройки, прорезало широкие просеки - и молчаливый бор оживился, запестрел дачами. Местность привлекала живописными пейзажами, сухой песчаной почвой, близостью реки с ее лугами и свежестью. Одним из первых построился великий князь Сергей Александрович. Вот таким образом и возник в начале ХХ в. дачный поселок Серебряный Бор, который стал излюбленным местом отдыха московской знати и купеческой верхушки. Улицы поселка не имели собственных названий и записывались как нумерованные "линии".

В 1911 г. в этой дачной местности, принадлежавшей Удельному
ведомству, было Общество благоустройства, имелись круг для детских игр и открытая сцена для летних спектаклей. В 1915 г. в Серебряном Бору по проекту А.В. Щусева была построена церковь в память братьев Катковых, известных своими пожертвованиями на церковные нужды. Она не сохранилась.

После I9I7 г. застройка в районе Серебряного Бора используется
под дома отдыха, санатории и дачные хозяйства. Первый дом отдыха был устроен здесь в августе I92I года, согласно ленинскому декрету. В I924 г. в Серебряном Бору находились три детских дома и один санаторий, а также постоянно проживало 648 человек в
9I-ом хозяйстве.

В I920-х и I930-х гг. дачный трест Моссовета сдавал свои дачи
Серебряном Бору старым большевикам. На этих дачах жили многие деятели компартии и Советского государства, в том числе
В. Куйбышев, Р. Землячка, П.Смидович, и др. Много было и служебных дач. В середине I920-ых г. здесь жил
М. Тухачевский. Очень многие партийные и гос. деятели стали
жертвами репрессий I937 г.. Одну из линий так и называли "расстрельной". В конце I930-ых г. территория полуострова вошла в состав Москвы. При строительстве канала Москва-Волга русло реки было спрямлено и ставший теперь островком Серебряный Бор был соединен с Хорошевым железобетонным мостом.

С началом Великой Отечественной войны здесь размещались штабы 3-й армии и воинских частей, формировавшихся на Октябрьском военном поле.

В послевоенные годы Серебряный Бор стал одним из наиболее популярных мест отдыха москвичей. Сосновый лес в Серебряном Бору то стеной подступает к берегу, то отходит, оставляя место для пляжей. Здесь и сейчас встречаются сосны в возрасте 100-150 лет. Есть липа, бузина, рябина, калина, березы, дубки.

В I955 г. на южной части острова ликвидировали свыше ста болот, озеро Бездонка увеличило свою площадь в пять раз, на больших площадях произведена намывка песка. Однако сказались последствия прокладки судоходного канала и поднятия уровня воды в Москве-реке. Сейчас река при подходе к Серебряноборской излучине мало отвечает требованиям предъявляемым к водоемам культурно-бытового назначения. Её вода загрязняется нефтепродуктами, хлором, аммиаком. Обнаружен очаг сильного загрязнения почв, подземных и поверхностных вод, подтопление. Все это говорит о том, что необходимо особое внимание к характеру использования территории Бора.

От поселка Серебряный Бор и сам полуостров получили название, которое прочно утвердилось в географии Москвы. и научной литературе. Это один из уникальных природных объектов, ныне он представляет собой последний в Москве участок Серебряноборской надпойменной трассы Москвы-реки, затопленной повсеместно после поднятия уровня воды в I937 году. Серебряному Бору присвоен в I99I году статус памятника природы- охраняемой природной территории.

В конце I930-ых г. территория полуострова вошла в состав Москвы. При строительстве канала Москва-Волга русло реки было спрямлено и ставший теперь островком Серебряный Бор был соединен с Хорошевым железобетонным мостом. Ниже Серебряного Бора река Москва делает большую петлю. Это Карамышевская излучина, образующая еще один полуостров, который стал островом после сооружения канала имени Москвы.

"Рассказ очевидца" - со слов мастера-наставника Виктора Викторовича Батаева о местах где он рос, о своем детстве, юношестве и молодости: "Мои детство и молодость прошли в этой криминальной части тогдашней Москвы (на острове рядом были деревни - Терехово и Нижние Мнёвники, где "откинувшись с зоны" в сталинские времена, там осели бывшие зеки, что строили шлюзы канала "им. Москвы" и работали по прокладке канала чуть на восток и высотки гостиница "Украина", здание на площади Восстания (на Пресне у метро Баррикадная). А на юго-востоке была построена высотка МГУ, рядом с ней деревня Раменки, в ней тоже осели бывшие зэки, строившие все эти здания и сооружения - единого комплекса застройки этого стратегического района в западном округе Москвы."

Вернёмся к истории района:

В Карамышевской излучине решено было построить целый комплекс гидротехнических сооружений, в состав которого вошли бетонная плотина с гидроэлектростанцией и спрямляющий канал с однокамерным шлюзом.

Главной целью Карамышевского гидроузла было поднятие воды в Москве-реке на участке соединения канала с рекой у деревни Щукино. Между плотиной и левым берегом расположилась гидроэлектростанция. Получаемый ток передается в систему Мосэнерго. На спрямляющем Карамышевскую излучину деривационном канале, проходящем в глубокой выемке длиной около километра, устроили шлюз №9. благодаря спрямлению длина судового хода на этом участке сократилась на 8 км. Автором проекта Карамышевского гидроузла был архитектор Алексей Михайлович Рухлядев.

На Карамышевском гидроузле кроме основных гидротехнических сооружений построили 28 зданий, в том числе редкий для того времени семиэтажный жилой дом.
26 марта 1937 года была взорвана перемычка деривационного канала, шлюз №9 стал медленно заполнятся водой. Через сутки лед Москвы-реки подошел к устоям Карамышевской плотины и прошел через них в открытые затворы. Первое испытание закончилось успешно.

При строительстве канала пришлось перенести на новые места множество крестьянских домов, хозяйственных построек и даже предприятий - всего около 54000 отдельных строений. Эти работы начались в 1934 г., причем наибольшее внимание уделили Карамышевскому участку. Из Мневников и Карамышева перевезли около 100 хозяйств и ряд общественных строений на вновь отведенные участки расположенные в среднем в 1,5 км от центра старых селений. Здесь впервые применили способ перевозки строений без разборки с использованием сконструированных на самом строительстве тележек и саней. В новом поселке, на 8-10 км ниже по течению Москва-реки, большинство составили переселенцы из Мневников. Он получил название Верхние Мневники в связи с тем, что был расположен на высокой террасе в южной части Ходынского плоя. Прилегающий район планировалось в дальнейшем использовать как зеленую зону Москвы - с гидропарком и бульварами для гулянья, но задуманное не удалось осуществить.

Сама эта половина Москвы, на Юго-Западе, Западе, Северо-Западе своей территории имеет внутренний московский аэродром (рядом с центральным Аэровокзалом - бывшее Ходынское поле, известное теперь тем, что здесь готовили - войска к парадам на Красной площади) и Тушинский аэродром и теперь уже бывший военный аэродром у завода Хруничева (производившего в былые годы оборудование для обеспечения космических полётов), а также здесь же находится здания Военно-дипломатической академии и знаменитого "аквариума" ГРУ, различные стратегические и закрытые объекты, начиная с зари СССР принадлежавшие: ОГПУ-МГБ-НКВД-КГБ, армии, минобороны, военно-оборонно- промышленого комплекса (ВПК). Северо-Западный округ - это мощные промышленные, научные социально-культурные учреждения. инфраструктура складывалась еще до вступления в городскую черту. История предприятий, предшествовавших Тушинской чулочной фабрике, фабрике "Победа труда", начинается со второй половины XIX в, а первых "сукновальных мельниц" - с ХVIIIв. К 1930-м г. относится размах промышленного строительства в Тушине, которое всего за полтора десятилетия прошло путь от подмосковной деревни до города областного подчинения. На это время приходится и освоение учреждениями здравоохранения территории, прилегавшей к селениям Хорошево, Покровское - Стрешнево и Щукино, с их сосновыми борами и прекрасными пляжами на Москве-реке. За многочисленными санаториями и домами отдыха Серебряного бора здесь развертывается ряд крупных научно-исследовательских институтов, которые должен был объединить Всесоюзный институт экспериментальной медицины, крупнейшие ведомственные больницы и госпитали. Именно это и послужило одной из причин для включения в I939 г. уникального микрорайона-здравницы в состав Москвы. Сейчас например, гордостью Тушина является Московское машиностроительное предприятие имени 3.Л. Чернышева и Тушинский машиностроительный завод, вписавшие славные страницы в развитие отечественной авиационной промышленности. На машзаводе /теперь HП0 ""Молния"/ рождались не только самолеты, но и первый, пока единственный в истории нашей страны космический корабль многоразового использования "Буран". Немалый вклад в создание специализированной автомобилетехники внес коллектив Митинского экспериментального завода. Из небольшой фабрики в Иванькове после перевода на новое место выросло крупное предприятие "Темп". Это только небольшие примеры. Первые НИИ на нашей территории были в основам связаны с здравоохранением. На этой основе здесь получили развитие широко известные в стране и за рубежом НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи, Институт вирусологии им. Ивановского, ИИИ трансплантации и искусственных органов, НИИ неврологии АМН, Государственный НИИ биологического приборостроения, Институт молекулярной генетики, Институт биофизики и ряд других. В годы войны пришлось внести существенную поправку: вместо запланированного комплекса Всесоюзного института экспериментальной медицины на Октябрьском поле была основана лаборатория Академии наук, на базе которой вырос Институт атомной энергии - теперь российский научный центр "Курчатовский институт". Сегодня на территории округа более 50 НИИ учреждений; в том числе такие крупнейшие, как НП0 "Астрофизика", НИИ автомобильного транспорта, ВНИИ строительно-дорожного машиностроения, НПО "Молния", ВНИИ неорганических материалов имени Бочвара, ряд научно-исследовательских учреждений самых различных направлений, Академия коммунального хозяйства имени Памфилова. В 1930-ых гг. в Тушине зародился Дирижаблестроительный комбинат, преобразованный в дальнейшем в Московский авиационно-технологический институт. Здесь же разместился один из крупнейших вузов - Московский химико-технологический институт, а с 1995 г. - построено здание Академии славянской культуры. А сколько достижений и мировых рекордов в авиационных видах спорта связаны с Тушино!

Аэроклуб имени Чкалова (хозяин Тушинского аэродрома) стал воспитателем тысяч летчиков, десятков тысяч парашютистов, кузницей кадров авиационного спорта страны. Авиационный спорт, гордость нашего молодого государства - не только составляющая престижа; но и средство физического воспитания, укрепление боевого духа молодежи и, без преувеличения, подъема технического интеллекта нации. Краснозвездные крылья и их героические экипажи сыграли непосредственную роль в том, что была достигнута победа в Великой Отечественной войне. Указом Президента Аэроклубу присвоено почетное звание - "Национальный аэроклуб России".
Планируется строительство в Тушине международного аэропорта бизнес - класса с двумя "жесткими" всепогодными взлетно-посадочными полосами, отелем, яхт-клубом, супермаркетом, таможней. Это будет универсальный комплекс мирового класса.

Кварталы "Хорошево -Мневники" разместились на территории когда-то обширного Ходынского (или Военного) поля, переименованного после революции 1917г. в Октябрьское поле и в пойме глубокой излучины реки - Москвы. На этой местности в прошлом и начале этого века проводились военные маневры и размещались летние лагеря войск московского гарнизона (сейчас на его территории находится - внутренний городской аэродром у Центрального Аэровокзала у метро Аэропорт, комплекс зданий и территорий клуба ЦСКА, Военно-дипломатическая Академия, старые и новые корпуса ГРУ - показанные в "Новостях" по каналу НТВ, где В.В. Путин поздравляет разведчиков с праздником военной разведки "88 годовщиной" - 5 ноября 2007 года и открытием нового супер-современного комплекса зданий. Название свое район получил в честь села Хорошево и деревни Мневники вошедших в состав Москвы в 1960 году.

На территории современного района Хорошево-Мневники расположено более 30 крупных промышленных предприятий города. Среди них ведущие автотранспортные предприятия - Первый автокомбинат и 5-й автобусный парк; предприятия связи - Московская радиовещательная станция, Центральное розничное печатное агентство "Роспечать"; предприятия строительной индустрии - ОАО "Спецстройбетон", Комбинат строительных материалов №24; теплопроизводящее предприятие - ТЭЦ-16; одно из крупнейших в Европе современное предприятие пищевой индустрии - булочно-кондитерский комбинат "Серебряный бор". Более 60% работников предприятий - это жители района, славным трудом которых пишется современная страница истории Хорошево-Мневников.

Район Хорошево-Мневники входит в состав Северо-Западного административного округа Москвы и является одним из крупнейших в столице, насчитывающим около 130 тысяч жителей и занимающий территорию около 1500 гектар, на которых 520 га занимает жилая застройка, 420 га - Серебряный бор, 340 га - Нижние Мневники и 220 га - промышленная зона.

Западный округ - это крупнейшая стройка Москвы, начиная с 50-х годов и до сего дня. В районе Хорошево-Мневники реализовывается программа реконструкции существующей пятиэтажной застройки. Вместо "пятиэтажек-хрущевок" строятся современные комфортабельные жилые дома. Одновременно строятся новые школы, магазины, различные объекты культурного и спортивного назначения.

На юго-восток от острова, где стояли деревни - Нижние Мнёвники, Карамашево, Терехово, в 1949 году началось строительство первой "сталинской" высотки - МГУ. Архитектура главного здания МГУ до сих пор поражает воображение, стены метровой толщины (в которых, по легендам, замурованы тела погибших строителей) способны, кажется, выдержать удар боевой ракеты. Самое высокое из московских высоток - здание МГУ - строили разные люди. Выше одиннадцатого этажа работала определенная группа людей, а двенадцатый был для них временной, но надежной... Чем? Тюрьмой. Здание МГУ - выше 11 этажа строили заключенные. Выше 11-го этажа строили заключенные. В МГУ, все разбито по зонам со времен зеков, которые строили высотку, и все путаются. Вообще у главного здания МГУ необычная история. Наверное, его можно назвать храмом науки на крови. Потому что (вспомним) - высотку МГУ на Воробьевых горах строили десятки тысяч заключенных, для которых разбили огромный концлагерь неподалеку. При его возведении были случаи гибели строителей-зеков! Новейшее предание гласит об университетском Икаре: будто бы один из заключенных, строивших здание, соорудил крылья и улетел прямо с высотки на другой берег реки. То ли не нашли его, то ли схватили по приземлении, но Сталин велел отпустить его за отвагу - следы теряются.

Теперь известна и вполне реальная история о пуле, которую охранники однажды обнаружили в парке сталинской дачи в Кунцево. Экспертиза установила, что она была пущена именно с университетской высотки - один из конвоиров нечаянно нажал на курок. В рекордные сроки было возведено здание МГУ - решение о его строительстве приняли в 1948 году, а осенью 1953 года университет принял первых студентов. Феноменальный "быстрострой"!

Сегодня в одном из мест по руслу канала Москва-Волга (ныне - "канал имени Москвы), в сторону города Дмитров, высится 13-ти метровый металлический крест, видимый издалека, который увенчал берег канала. Это память о тех, кто был замучен, убит, умер от голода и истощения на "великой стройке второй пятилетки" - Дмитлага, но чей труд, волей или неволей, послужил вкладом в дело сооружения канала - одного из важнейших водных путей страны.


МОСКВА: СЕГОДНЯШНИЕ ДНИ ДЕРЕВНИ ТЕРЕХОВО, НИЖНИХ МНЕВНИК И БЫВШЕГО ПОСЕЛКА ГЛАВМОССТРОЙ.

hm-01-10.jpg hm-01-11.jpg hm-01-12.jpg

Бывшие общежития, дома № 1,2,3,4,5 в посёлке-призраке "Главмосстроя" ("ШГБ" - здесь родился и вырос, провёл детство, юношество и свою молодость мастер-наставник Виктор Викторович Батаев, его дом находился среди многоквартирных 3-х этажных домов за детским садом напротив зданий общежития).

hm-01-13.jpg

 

ИЗ РАССКАЗА УЧАСТНИКА ИГРЫ "БЕГУЩИЙ ГОРОД"

"Этот поселочек (наши примечания - где родился, вырос, провёл юношеские и молодые годы В.В.Батаев) находится рядом с деревней Терехово (наши примечания - "Ну, не совсем так. - сказал, прочитав рассказ Виктор Викторович Батаев, - Скорее между деревень - Терехово с Юго-Запада и северной части Нижних Мнёвник с Северо-Запада, на восточном берегу острова, в хвостовой части рыбы-мнёвы, или мни - по стариному."), на берегу реки Москвы. По карте - улица Нижние Мневники, но от нее - идти где-то километр. Я в начале 1990-х с ребятами там школу прогуливал. Тогда там еще были мирные картофельные поля, совхоз, деревня и поселок - и все на острове у Карамышевской плотины. Туда два маршрута автобуса ходило (наши примечания - ходят и сейчас от метро "Сокол" - тролейбус №19 до Крылатского и автобус №691 до метро "Молодёжная", и автобус №243 от ул. Расплетина мимо метро "Октябрьское поле до посёлка "Главмосстрой", и ещё по трассе Нижние Мнёвники - от метро "Полежаевская" автобусы №38 до деревни Терехово, и автобус №271 до м-на "Крылатское"). И в деревню и в поселок (наши примечания - последних жителей которого переселили в начале 90-х годов). Недавно деревню отселили, дома посжигали, в основном. Там бомжи обитают. Туда вообще не стоит ходить. В сутки по 2-3 трупа. А сталинско-маленковский поселочек заняли гастарбайтеры, расположенного недалеко рынка. Но очень не приветливые. Я летом попытался туда пройти. В первом квартале встретил кавказскую молодежь, тусующуюся у старых автомобилей и слушающих какой-то неведомый азиатский рэп. Такое ощущение я получил в неблагополучных негритянских кварталах Нью-Йорка. Я ретировался"

hm-01-14.jpg


СЕЛЬСКАЯ "ГЛУБИНКА", ОКАЗЫВАЕТСЯ, НАХОДИТСЯ СОВСЕМ НЕДАЛЕКО ОТ КРЕМЛЯ.


hm-01-02.jpg

Минут пятнадцать езды на машине от центра столицы, и мы - в деревне. И не какой-нибудь Олимпийской, а самой настоящей, как в глубинке. Москва расширялась, ломала и подминала все на своем пути, а вот деревню Терехово чудом не заметила.

И стоит она как некий экзотический цветок, выросший среди каменных джунглей.

Покосившиеся избы, старики на завалинках, бабульки в платочках, спешащие по своим вечно неотложным делам, поленицы дров, деревянные, неказистые заборчики, ребятишки, которые играют прямо на улице. Собаки, кошки, крапива, грязь после дождя - все приметы сельской жизни. 


Так здесь и живут, с XVII столетия, когда первые тереховцы построили здесь свои избушки. А ведь какое чудное и точное выбрали место! На солнечной горочке, внизу - Москва-река, за нею лесистые Крылатские холмы. Но это Москва, Северо-Западный округ, район Серебряного Бора.

hm-01-05.jpg

С одной стороны, селяне (или как их назвать?) живут вроде как в столице, а с другой - в самой что ни на есть провинции. До Большого театра, если сначала на "тереховском" 38-м автобусе, а потом метро, - примерно час дороги. (Кстати, когда метро еще не было, 38-й ходил прямо до Белорусского вокзала.) И до Москвы-реки, где можно накосить травы для коровы (а они в Терехово еще водятся), если не очень торопиться - полчаса. Это диво так диво! Правда, церкви своей здесь не было. Ходили молиться за реку, в деревню Крылатское... (Сейчас церковь, как и прежде, стоит на холме перед гребным каналом).

ХРОНИКИ СОВРЕМЕНИКОВ ПРО СЕГОДНЯШНИЕ -
ТЕРЕХОВО И НИЖНИЕ МНЁВНИКИ: ЖУРНАЛИСТОВ,
КРАЕВЕДОВ И УЧАСТНИКОВ ИГРЫ "БЕГУЩИЙ ГОРОД"

Деревню Терехово все-таки снесут

Оказывается ещё в 1959 после визита в США Н.С. Хрущёв решил построить в Терехово Дисней-ленд, после чего местные жители сели на чемоданы. Но этот и последующие проекты так и остались на бумаге.

Но Терехово - это, можно сказать, центр Москвы. 15 минут на автобусе от метро Полежаевская или на троллейбусе от метро Октябрьское поле и вы в "глухой деревне".

hm-01-03.jpg

Жители Терехово занимаются выращиванием цветов и овощей, почти в каждом дворе машина, в деревне несколько автосервисов. Жалкий вид домов - последствие подвешенного состояния, когда люди уже лет 20 ждут сноса. Еще в 1980-е Церетели грозился построить там Дисней-ленд. Идея детского парка до сих пор витает над поймой Москвы-реки. Теперь появились планы постройке жилья "бизнес - класса".

Решение о начале строительства в Нижних Мневниках комплекса детского парка со сносом частных жилых домов, попадающих в зону застройки, было принято ещё в 1998 году. В настоящий момент ОАО "Москапстрой", выполняющий функции заказчика по освобождению территории деревни Терехово, совместно с префектом Северо-Западного административного округа завершили работы по проведению инвентаризации и оценке подлежащих сносу строений и плодово-ягодных насаждений.

Для обеспечения переселения собственников из жилых домов деревни Терехово, сносимых в связи со строительством комплекса детского парка в Нижних Мневниках, Департамент экономической политики и развития Москвы по предложениям Управления экономической, научно-технической и промышленной политики в строительной отрасли Правительства Москвы и ОАО "Москапстрой" будет предусматривать в инвестиционных программах 2001 года и в последующие годы выделение лимитов на проектирование и компенсационные затраты, связанные со сносом деревни Терехово, ликвидацией свалки и подготовкой территории для строительства.

Необходимо отметить, что заказчик ? ОАО "Москапстрой" - выплатит собственникам домов деревни Терехово компенсацию за сносимые строения и плодово-ягодные насаждения по актам оценки Бюро технической инвентаризации и произведет подбор и оформление земельного участка в Московской области для предоставления собственникам сносимых домов деревни Терехово под коллективный сад в порядке компенсации за изымаемую землю.

Также заказчик выполнит работы по благоустройству земельного участка, выделяемого собственникам домов деревни Терехово, в порядке компенсации за изымаемую землю. Функции подрядчика по сносу строений и временному благоустройству выполняет АО ХК "Главмосстрой", функции городского инвестора - Управление инвестиционной политики и финансирования из городских источников.

Однако в 2003 году земля у селян была изъята ППМ №54 от 1992 года, а акт землепользования №М-08-00359 выдан "Детский парк чудес" руководитель которого З.К. Церетели уже около 40 лет пытается построить самый большой в мире Диснейленд, на площади всего острова размером в 316 га. ГУП НИиПИ Генплана Москвы знает о предполагаемом строительстве, как центра общегородского значения, однако за градостроительной документацией отправляет в Фонд г-на Церетели.

В экологической прокуратуре заведено уголовное дело в отношении известного скульптора, а его фонд стал крупным не плательщиком в ИМНС по СЗАО г. Москвы (данные СМИ "Газета" №17 от 03.02.2007 года). Под благовидном предлогом "Отдайте детям землю" - Московское Правительство выселяет жителей из собственных домов, для чьих - Правительство не уточнило. Сегодня в деревне, как и много лет назад топят печи, а воду зимой приносят в дом из колонки, ремонт которых технические службы Москвы выполняют с большой неохотой. В тоже время на территории острова, а это 316га неподконтрольной городу частной, экологически чистой земли за последние годы превратилась в общегородскую свалку промышленных и бытовых отходов.

Некогда процветающий поселок ГЛАВМОССТРОЙ на сегодняшний день, при попустительстве УВД превратился в общежитие для лиц приезжающих на заработки из бывших Советских республик.
" - Если парк всероссийский - то земля федеральная, если парк городской - то земля в ведении города, а точнее префектуры СЗАО. г. Москвы, если территория отдана коммерческой структуре то - она должна следить за состояние земель на Вашем острове. Вы вообще земли не имеете, и деревня уже снесена. У нас задача вас выселить, и мы это сделаем. И получите вы в лучшем случаи квартиры где-нибудь в Бутово, небось, на свалке-то жить не лучше…" - вот такие ответы мы получаем от чиновников Правительства Москвы - рассказывает жителей деревни Терехово Ниоколаев Виталий.
Жители деревни Терехово обратились за помощью в Общественную Палату РФ, члену молодежной Палаты РФ, депутату Алешкину Андрею, а также обращаются ко всем кто может обуздать Московского монстра. - член МОП, депутат Алешкин, так охарактеризовал ситуацию.

Приведенные примеры ответов не рядовых чиновников исполнительной власти показывают: - вовлечение московских чиновников в споры хозяйствующих субъектов - противоречие подзаконных актов Москвы (ППМ), как субъекта федерации конституционным и международным нормам, а главное людей лишили собственности без решения суда, что противоречит части 3 ст. 35 Конституции РФ. Проект самого строительства не прошел экологическую экспертизу, а она обязательна для капитальных строений на территории природоохранной зоны с соответствующим градостроительным режимом.

Со своей стороны я направлю депутатский запрос на имя Префекта СЗАО с просьбой разъяснить мне механизм реализации 54 и 150 ППМ, а главное хочу спросить, как живут люди в "снесенной" деревне, которых пока никто никуда не переселил! Подводя итог с уверенностью можно сказать, что Московское Правительство в очередной раз показало свое "светлое лицо".

О сегодняшних днях деревни Терехово и Нижних Мневниках - из рассказов старожилов корреспонденту газеты "Труд":

К чужакам сегодня, как ко всяким пришлым в прошлом, отношение поначалу по-деревенски настороженное. Но через несколько минут словоохотливые и приветливые старожилы рассказывают все и вся. Перемежая воспоминания разговорами о политике типа: "А что, Путин действительно пенсии повышать будет?.. Все равно цены ее сожрут..."

Старожил Александр Васильевич Царев не без гордости покажет и свой дом, утопающий в кустах сирени, землю - 15 соток. И плата за нее, за дом по-деревенски не очень невелика. Полтысячи в год за все про все. Он в этом доме, на этой земле родился и вырос. Почему-то вспоминает, как в 1967 году уходил служить в армию:

- Много народу собралось тогда: из деревень Нижние Мневники, Троице-Лыково пришли. Гармошка играла.

Вместе начинаем разбираться в новейшей истории деревни.
- Свидетельство о рождении у меня от 8 марта 1943 года от Кунцевского района Московской области. Когда Окружную дорогу построили, стали москвичами. А уходил я в армию от Хорошевского или Краснопресненского военкомата, Вить ты не помнишь?

Сосед Царева - Виктор Васильевич Белов - с сомнением качает головой: "Хорошевский был в 1958-м, когда меня в армию провожали. А после 60-х вроде Краснопресненский". (прим. наш мастер Виктор Викторович, читая эти строки, вспомнил этих ребят - Сашку Царёва и Витьку Белова, носивших в детстве и юношестве среди ребят прозвища "Царь" и "Белый", и воскликнул, - "Ну все перепутали пацаны, - до 50-х годов это был Хорошевский район, конец 50-х Кунцевский, а в 60-х Краснопресненский, в 70-х Ворошиловский, а сегодня опять Хорошевский район").

- В 52-м, при Сталине, нас пытались затопить, когда поблизости шлюз строили - Терехово же остров на Москве-реке, - объясняет Виктор Белов. - А при Хрущеве первые разговоры о парке отдыха пошли - тогда уже нас зажимать начали, не сейчас эта карусель пошла...

hm-01-01.jpg

- Так деревенские вы или кто?
Чтобы разрешить сомнения, Александр Васильевич приносит свой паспорт. Но и главный документ немногое разъясняет. В штампе "прописка" записано так: "г. Москва, деревня Терехово, д. 42". Выдан "серпастый-молоткастый" 12 января 1970 года 124-м отделением милиции столицы. Живет Царев с матерью Клавдией Дмитриевной, и никуда они отсюда выезжать не собираются. Дом у них добротный - еще дед построил, погреб забетонирован. По деревенским меркам - роскошь.

- А моим детям - Виталию и Лене, - уточняет Виктор Белов, - когда паспорта вручали, написали уже по-другому- не деревня, а улица Терехова.

-А тогда почему же у вас в деревне, - спрашиваю я, - на многих домах висят таблички: "улица Нижние Мневники"?

Деды начинают потихонечку сердиться.
-А потому, что эти дурацкие таблички остались от настоящей улицы Нижние Мневники, - поясняет Белов, - она рядом с Терехово. Предложили их нашим - кто-то согласился. Но я не взял и никогда такую не прибью. Мой адрес - деревня Терехово. И точка.

В свое время Белову завод имени Хруничева дал квартиру на Большой Филевской улице. Тот ее получил, но жить не жил - не смог. Привык к воле. Отдал детям. И еще вспомнили про бабушку Марфу Кулагину. Она согласилась на квартиру. Три месяца пожила и умерла. Трудно привыкать к городской жизни. А здесь, в Терехово, и воздух будто другой.

Понял я, что имею дело с настоящими патриотами деревни. Однако некоторые их односельчане получили квартиры и съехали совсем. Но свой деревенский тереховский дом при этом продать, кроме как на снос, нельзя - Москва запрещает. Как и прописывать родственников. Даже самых близких - с этим такие проблемы! "Виктор свою молодую жену только через суд к себе и прописал",- вспоминает Царев. Порядки, как в каком-нибудь закрытом городе. Правда, пускают в Терехово без пропусков.

Кто-то перебирается в городские хоромы только на зиму. И потому летом в Терехове полным-полно народа. Особенно много детей. Им ни лагерь не нужен, ни база отдыха, ни бабушка в далекой деревне. Потому как есть близкая: сел на троллейбус, и вот она, своя, родная столичная глухомань.

Цареву предлагали однокомнатную в Митино. Отказался. Как его не понять?
- Вот что у меня растет, - хозяин открывает калитку, и мы попадаем в зеленую благодать с видом на Москву-реку и далекий жилой массив Крылатского. - Капуста - две грядки. Кабачки, огурцы, редиска, репа, лучок...

Сад, конечно, тоже имеется. А у кого из тереховцев его нет? Яблони, сливы - и хороший урожай дают. Под картошкой еще четыре сотки. Отдельно. Плантация "синеглазки" разбита за огородом.

- На зиму картошки хватает, - предупреждая вопрос, рассказывает столичный землепашец. - А храню урожай в погребе...

И опять приходится завидовать Цареву, потому как, скажем, на моем балконе в квартире держать ничего нельзя. А здесь и курятник имеется. На 19 хохлаток и одного петуха. Правда, своими пернатыми Александр Васильевич не особо доволен. "Яйца по-разному несут, - вздыхает он, - когда пятнадцать, а когда три штуки в день". И еще он на рыбалку на реку ходит. Попадаются на червя даже сомы и угри.

Что тут вроде особенного? Огород как огород, сад как сад, хозяйство как хозяйство. Если говорить вообще о селе, то да. Но здесь прямо-таки аномальная зона. И сами тереховцы в какой-то момент показались мне пришельцами, высадившимися в чрево человеческой цивилизации. Все у них как у людей и совсем не все.

Электричество по 40 копеек киловатт, фиговатое. Хотя без особых перебоев, как в иных деревнях. И потому тереховцы зимой отапливаются или подтапливаются обогревателями. Телевизоры работают что надо. На домашних антеннах ловят по 15 программ. А почему бы и нет? Останкинскую иглу из Терехова тоже видно. Но централизованного водоснабжения нет - только колонки. И зимой свои поливочные шланги тот же Царев закатывает и прячет подальше. Моется он так. Либо в Рублевские бани едет, что неудобно в смысле транспорта и дорого. Либо воду в корыто набирает ведрами. Так тоже неудобно, но совсем дешево. Раньше для такого случая коромысло было припасено. А полоскать белье ходили в Москву-реку, пока ее еще не загадили. Воду Александр Васильевич греет на печке или на газу - баллоны 50-литровые по домам развозят. Если варенье не варить, то хватает месяца на три. А посуду моет в тазике или кастрюле.

Тепла - тоже нема. У Царева обогрев избушки, как во времена Ивана Грозного, - с помощью русской печки. Работает Александр Васильевич на Автодормехбазе, что в Силикатном проезде, вулканизаторщиком. Заработки невеликие. Отапливать дом приходится накладным углем. Но ему, как селянину с пропиской, муниципальный участок или по-старому жэк N 3, к которому деревня относится, скидку дает. Машина обходится - за 200 рублей. А без прописки было бы далеко за тысячу. Дрова на растопку покупает "левые". В Терехово этой зимой привозили машины с отходами стройматериалов, когда дом на улице Куусинена ломали и гаражи на Карамышевской набережной, -150 "рэ" за семь кубов. Знали, куда везли. Дров Царев на две зимы заготовил. На всякий случай - все-таки годы уже не те, надо поторапливаться, пока силы есть. Если бы отопление и вода были бы по-городскому, не раз мне доверительно сообщали тереховцы, вообще бы никто отсюда не уезжал. При этих дельных замечаниях мне усилием воли приходилось внушать себе, что мы при этом находимся в столице и никуда из нее не выбирались.

Газеты приносят всегда вовремя. Уже в 7 утра тереховцы с прессой. Тут надо отдать должное, видимо, еще и добросовестности почтальонши Анны.

Теперь еще раз о том, что в Терехове нет, что сближает ее с другими и очень глухими российскими деревнями.

Скажем, нет телефона. Когда-то стояла будка возле магазина. Несколько лет назад лавка сгорела, и связь прервалась. Наверное, навсегда, поскольку городские власти давным-давно грозятся Терехово снести.

- А как же врача можно вызвать?
-А так - бежим к шоссе - там автосервис. Если позволят, то можно позвонить. Собаки там злющие.

Магазин после пожара так и не восстановили. Остались от него только головешки и воспоминания, похожие на легенды. Даже в перестроечные годы, во времена сухого закона здесь продавали любую водку.

- Ой, чего тут не было, - делится сладкими и горькими одновременно воспоминаниями еще один абориген Петр Михайлович Генералов. - Вся Москва к нам приезжала. Час в очереди и отоваривались. Водка "сибирская", "лимонная", "столичная" - и не такая бурда, как сейчас. Я на днях по торжественному случаю достал из тех старинных запасов бутылочку - небо и земля. Настоящее качество было.

Сейчас в Терехове из торговых точек только коммерческий киоск. Но выбор там невелик - вода, жвачки, пиво. Водка по 55. А вот хлеба нет. За хлебом ездят в Москву. Как правило, к метро "Молодежная". Так и говорят друг другу: "Поехал в город за продуктами". И никого из местных такая фраза не удивляет.

- Если что, - уточняет Царев, - мать или сестра Галина оставляют мне записку: "Я в Москве".

Другое хорошо. Пенсии, пособия приносят по-столичному своевременно. Без задержек. И пенсии, разумеется, с московской прибавкой.

Для кого-то Терехово вообще золотое дно. Некоторые огороды превращены в плантации, на которых выращивают для продажи цветы- гладиолусы, георгины... На одной из улиц встретил перекупщиков с охапкой букетов:
- Садовые ромашки купили в Терехове по 2 рубля, продавать будем в городе по пять...

Что ждет деревню в перспективе? На этот счет у инженера частного сектора муниципального участка N 3 Александры Мелковской, которая и курирует на правах своеобразного председателя сельсовета Терехово, мнение уже сложилось.

-Земли эти город взял себе. Есть на этот счет решения. Будем людей и дальше выселять. Пока Москапстрой временно перестал выделять квартиры тереховцам - площадей нет. Но это вопрос времени. Сейчас в деревне осталось 87 домов, проживает около трехсот человек. Из них 77- с пропиской. И они выселяться не хотят категорически.

- А магазин, телефонную связь восстановят?
- Это нецелесообразно...

...По большому счету покидать этот зеленый райский уголок не хотелось. И почему-то стало обидно, что Москва не нашла общего языка с деревней, которая больше трех веков боролась за свое выживание и вдруг стала "нецелесообразной"...

Лишний район
В субботу провели вместе с Ариной Строгановой(координатором Марша парков) небольшую импровизированную экоинспекцию в Мневниках. Просто пошли от байк-центра(где шел завершающий Критмассу концерт "Бобров") в поисках нормального подхода к реке. Собственно, эту статейку с описанием впечатлений от увиденного я хотел разместить в одной из московских газет. Да только у них нынче установка - к лету писать о городе больше хорошего, а "чернухи", мол, и так слишком много...

Мневники - странный уголок Москвы. Здесь никогда не было, нет и не будет метро, больших универмагов, высотных зданий, стадионов, гостиниц и иных мест притяжения для масс народа. Лишь автобусы, безучастный поток машин, несущихся от Рублевки до Хорошевского шоссе, облака в небе и редкие птицы. Из окна автобуса виден лишь один бесконечный пустырь, удушливо-пыльный летом и вьюжно-непроходимый зимой. Жизни не видно, да наверное пассажиры транспортных средств на этот счет особо не задумываются - если вдруг только они не являются представителями малочисленного населения этого "лишнего" района мегаполиса по имени Москва. Стекло автобуса - как экран телевизора: за ним - просто кино, нереальная фантазия сумасшедшего режиссера...


РАССКАЗЫ УЧАСТНИКОВ ИГРЫ "БЕГУЩИЙ ГОРОД"

РАССКАЗ 1-Й

Место, конечно же, само по себе удивительное. Москва-река в этих краях делает громадную петлю, "срезанную" для удобства прохождения судов каналом и шлюзом. Вся вместе эта система водных путей образует внутри себя этакий низинный остров, достаточно изолированный от окружающего города. В стародавние времена эти места были сосредоточием активной жизни. Несколько богатых деревень, плодородные пойменные поля, фруктовые сады... В Москва-реке и вытянувшемся за деревнями озере ловили к царскому столу налимов - "рыбу мни", от которой и пошло название Мневники. Налимы нынче здесь конечно не водятся. Но почвы довольно долго сохраняли свое плодородие. В советское время основную территорию поймы Мневников занял совхоз "Тепличный", снабжавший москвичей овощами и зеленью. Славились эти места и своими цветами - во множестве продавались на рынках города деревенские тюльпаны, сирень, модные в те времена георгины и гладиолусы... Но! С годами растущий город все больше и больше предъявлял свои права на еще недавно такие зеленые, деревенские - сердцу близкие подмосковные вечера вместе с днями и территорией. В 1960-м(одновременно с Коломенским и Дьяковским) эти места вошли в городскую черту, и с каждым годом все более росло желание московских властей покончить с деревенской жизнью в пойме...

РАССКАЗ 2-Й

Сегодня из всех деревень хоть как-то сохранилась только одна - Терехово. О нелегкой жизни ее обитателей, фактически существующих за гранью нормального понимания, написано и сказано уже немало. Тереховцы вновь стали известны всей стране в начале 90-х - как неоднократные победители легендарных "Гонок на выживание" в соседнем Крылатском. Остальные местечки давно уже превратились в воспоминания, оставив память о себе лишь в названиях улиц(больше похожих на обычные городские трассы в промзонах) да в номерах домов-владений на табличках. Самих домов уже почти не видно - одни уступили место сараям и складам, другие стали автосервисами после жуткой перестройки, иные деревенские владения совсем исчезли в новомодных застройках непонятного назначения. Из всего имеющегося на улице Мневники хоть как-то смотрится, как ни странно, Байк-центр. Художественное нагромождение железяк, громадная скульптура чоппера у входа, жуткий звук изнутри - все это венчает собой полнейшую разруху и беспредел в когда-то сказочном краю, и кажется, что колеса ревущих байков окончательно смешивают с пылью память прошлых эпох. А страшная, долбящая в уши музыка - это поминки современных ржаво-железных витязей по своей многократно преданной и проданной всем кому ни лень Родине...

Совсем недалеко от клуба любителей всего ревущего и двухколесного располагается комплекс зданий Карамышевской плотины. Построенные в том же стиле, что и гидроузлы Канала имени Москвы, плотина и прилегающие здания радуют глаз. Красивые арки моста обслуживания над плотиной чем-то напоминают архитектуру Флоренции, навевая прямо-таки итальянское впечатление. Построенная в далекие уже времена индустриализации для поддержания уровня реки и улучшения судоходства, плотина зримо напоминает о временах величия страны, временах созидания и творчества. Как и все гидроузлы в России, плотина - стратегический охраняемый объект, окруженный закрытой для прохода территорией. Бетонный забор вдоль улицы, решетка из арматурных прутьев по границе леса - прохода нет! Ой ли?. Перемахнув решетку, мы оказались в одном из последних непорубленных островков былого пойменного леса Мневников. Здоровенные деревья, вид на реку и плотину, пение птиц - красотища. Была бы - если бы не увиденные нами там и сям кучи разнообразного мусора, в беспорядке валяющиеся стволы срубленных непонятно зачем деревьев, остовы автомобилей и странных агрегатов. Хм, или мусор научился летать, или... Все-таки видимо не только экологи прорываются в запретную зону. Но вот что поражает - так это поведение неведомых загрязнителей. Вместо того, чтобы просто сваливать мусор кучами в лесу у дорожки, где его почти не видно среди поросли, они тратят силы и ссыпают его по склону вниз, к реке, где старые бочки, пакеты, бутылки и иная "продукция" весело блестит на солнышке. Неужели замусоривание тоже становится своего рода искусством? Пройдя чуть дальше, мы увидели у входа на гидроузел группку скучающих "горилл"-охранников. Вот бы кому заняться уборкой территории! Да и вообще хотя бы как-то следить за посещающими сей стратегический объект. Но - наше появление и не вызвало у них никакой реакции. А у нас желания особо долго оставаться здесь уже не было, и мы пошли назад в мир несущихся машин и неказистых сараев.

Дальше по улице, вглубь пойменного края... Прямо у дороги, на заборе явно давным-давно брошенной стройплощадки, висит огромная вывеска: "Здесь будет построен детский развлекательный центр". Вывеска, как ни странно, выглядит довольно свеженькой. А вот история "центра" уходит корнями далеко в эпоху приватизации и реформ. Еще в начале 90-х то ли главный "жмурк" Никита Михалков, то ли любитель бронзовых убожеств Зураб Церетели, то ли еще кто-то из компании жадных до московских деньжат вышел с инициативой облагородить край занюханных сарайчиков и создать здесь общегородской "диснейленд". Как водится у нас, инициатива встречена была мощным "одобрям-с!", деньги выделены(да еще и не раз), стройплощадка обнесена забором, а еще оставшиеся в деревнях жители стали безжалостно изгоняться из своих домов - как совершенно чуждые миру развлечений элементы. Годы шли, деньги уходили, наш веселый мэр периодически возвращался к данному вопросу, возвращался чтобы снова оставить стройку радовать глаз проезжающих мимо оптимистичной вывеской. И похоже, такое положение дел всех абсолютно устраивает. Денежки регулярно выделяют, приказы-распоряжения подписывают, инвесторов находят - что еще надо российской бюрократии? "И в дальний путь, на долгие года ..." - слова из совсем другого времени,

Пройдя забор стройки и несколько автосервисов, обнаруживаем тропку через пустырь, идущую куда-то на восток, на другую часть поймы. Идем туда, попутно замечая лежащих на земле собак. "Спят?" - спрашиваю я зачем-то, и сам себе отвечаю - да, они спят, и уже не проснутся. "Собачья жизнь" видимо сюда и не захаживала. Хотя на первый взгляд эти места могли бы быть просто раем для самостоятельных(лишь по ошибке именуемых бездомными) собак. Возможно, во времена деревенские именно так все и обстояло, и стайки разномастных дворняг с лаем носились среди садов. Нынче же последние старые дома Мневников стоят покосившись, в выбитые окна видно разгромленное нутро, а среди засохших садов блуждает пламы подожженой сухой травы. Горит везде. Остатки деревень стали сплошной выжженой землей, где черные проплешины и обгорелая древесная поросль соседствуют с брошенными газовыми баллонами, а посреди дымящихся кочек возвышается смотровая эстакада автосервиса. Воздух пропитан ароматами горелой вони, тропка петляет среди брошенных строений, и наконец-то приглушенный хриплый лай выдает присутствие живой собаки. Чуть в стороне - открытые настежь ворота автобазы, на которой почему-то нет ни одной машины и ни одного человека. Все ушли на фронт? В поисках ответа на все эти вопросы пытаемся пройти дальше по тропке, но она вконец исчезает у какого-то рухнувшего забора, не оставляя нам никаких перспектив...

Продолжаем наш путь на юг, вдоль шумной и пыльной автотрассы. Удивительно, но в Москве еще попадаются культурные водители. В наших поисках остатков живой природы мы то и дело переходим асфальтовую полосу, уворачиваясь от ошалело несущихся железных телег, и вдруг - нас пропускают! Надо же, сквозь ветровое стекло видим добродушную улыбку шофера, он машет нам рукой и даже что-то говорит, но мы спешим дальше. По одну сторону дороги - неопознанное полузаброшенное индустриальное строение, похожее на перегонные колонны нефтехимических заводов, по другую - комплекс зданий ресторана "Ермак", зазывающего к себе посетителей с помощью вращаемой моторчиком ветряной мелницы, малопонятной скульптурной группы у входа и уведомления об услугах некой бани. А рядом - зеленеющий пустырь с несколькими старыми деревами. Что ж, хотя нас и совершенно не тянет посетить сей странный объект, на пустырь мы решили заглянуть. Вот только стоило ли? Сделав несколько шагов, снова сталкиваемся с навеки заснувшими зверями. Мертвые животные - крысы, кошки, собаки - во множестве лежат на пустыре среди вмятых в землю бульдозером куч мусора и костровой золы, концентрируясь на склончике у реки. Все стало ясно: не желая терпеть крыс, сотрудники "Ермака"(так же как и обитатели автосервисов) просто травят их жуткими ядами, разными путями эта гадость попадает в желудки и другого зверья. Животные стараются добраться до воды, но не все находят избавление...

А впереди уже начинается другая "деревня". Превращенная в очередной автосервис бывшая водокачка приветствует гостей. Хочется чего-нибудь выпить и съесть, поэтому мы заходим во все немногочисленные двери с объявлениями "Продукты". Вот только продуктов, равно как и их продавцов, сыскать не легче, чем налимов в реке. Внутри магазина с пластиковыми окнами полнейшая пустота, извивающиеся коридоры ведут неизвестно куда. Свет не горит, а единственное окно оказывается страшно грязным. Пахнет гнилью и подгоревшей электропроводкой... Остается только поспешно выйти из "магазина", благо в рюкзаке обнаруживается печенье, и можно устроить маленький перекус. Попутно осматриваем крайне обшарпанное здание стройбазы некоего "Телефонстроя".

Дальше - все больше и больше признаков еще существующей деревни. И правда - на перекрестке видны указатели деревни Терехово - последней настоящей деревни Москвы. Здесь еще живут люди, живут в настоящих деревенских домах, выращивают овощи на огородах, пасут коз и овец. Деревенская улочка выглядит точь-в-точь как в настоящем Подмосковье, пусть даже на ней перед чьим-то домом и припаркован скандинавский трейлер. Мы направились к реке, которая должна была быть где-то совсем рядом. Пройдя покосившийся дом, выходим на склон, и ... Количество мусора просто поражает! Нет, это явно не жителей деревни творчество. Сдается, частенько заворачивают сюда машины коммунальных служб, чьим шоферам лень переть на далекий мусорный полигон, чтобы "облегчиться" за околицей последней московской деревни. Подойдя ближе, видишь еще одну ужасную вещь: мусор неоднократно вмят в землю колесами и гусеницами мощных тракторов. Помойки постоянно стараются сровнять с землей, которая в результате просто напичкана мусором, как булочка - изюмом. Лежащее на виду - лишь верхушка страшного мусорного айсберга, который в отличии от своих ледяных "коллег" не тает, а растет со все большей скоростью, превращая все вокруг себя в мертвую зону.

А на берегу небольшая компания подвыпивших граждан, сидя среди куч отбросов, ловит рыбку. Интересно, они когда-нибудь видели, что сваливают в русло реки выше по течению, у "стратегического" гидроузла? А может быть, им даже нравится промасленная нефтепродуктами и естественным образом генномодифицированная рыба? Вот где простор для исследований психологов, социологов и иных специалистов по нашей странной жизни! Рядом неряшливо одетая женщина копается в горе мусора. Кажется, это жительница одного из домов наверху. Чуть поодаль начинается небольшой лесок, где в прошлые годы летом располагался городок бомжей. Бомжи строили себе из полиэтилена навесы, палатки и иные жилые строения, сколачивали столы, вешали умывальники из бутылок и даже поддерживали в относительном порядке окружающую территорию. Появятся ли они этим летом, или жесткий натиск мусоровозов прогнал их навсегда?

Это - самый "живой" и самобытный уголок Мневниковской поймы. Сражающаяся в окружении деревня, рыбаки, вороньи гнезда на деревьях. Город ненадолго исчез, но стоит взлянуть за реку, как видишь богатое ухоженное Крылатское. На другом берегу раскинулись какие-то богатые коттеджи, к воде подходят красивые лужайки - даже работают поливальные агрегаты. И все-таки даже этот запущенный, загаженный, но не ставший городским кусочек поймы притягивает к себе. Плавают в заводях утки, плещутся мальки, летают одинокие вороны. Шум городских трасс сюда не проникает, высотки не закрывают небо, а берег не запрятан в бетон.

Покинув рыбаков, идем по лесочку в сторону Крылатского моста. В прошлые годы, посещая вместе с ребятами из клуба любителей пневмооружия эти места, я застал лесок куда более густым. Ныне он он совсем съежился, отдав почти без боя свою землю грязному пустырю, занявшему когда-то плодородное совхозное поле. Теперь на пустыре иногда катаются мотоциклисты(их трасса выделяется плотно укатанной землей) и постоянно горит трава. Незадолго до нашего прихода кто-то в очередной раз подпалил заросли на краю поля, и мы идем посреди черных проплешин, на которых меж тем напористо прорывается новая травка. Подойдя к реке, видим вдали несколько компаний подвыпивших отдыхающих и орудующий среди пойменного кустарника огонь. Волонтеры - в бой! Если раньше, среди брошенных домов, найти воду было никак нельзя, и скрепя сердце приходилось оставлять огню, то здесь есть шанс отыграться за все! Находим брошенные емкости и планомерно заливаем островки огня, увлажняем еще не сгоревшую траву и охлаждаем золу. Моем руки, поднимаемся на пригорок - и видим, как вдали, в деревне, начинает клубиться черный дым. Видимо, предоставленный сам себе травяной пал добрался-таки до настоящего скопления горючих материалов. Мы идем по полю, а дым все поднимается и поднимается вверх, и ни жителям, ни пожарным никакого дела до него нет. Обходим группку отдыхающих, которые умудрились расположиться прямо посреди стихийной помойки и весело жарят шашлыки...

А вот и мост! Берег реки уже одет в бетон, а тропка превращается в бетонную лестницу. С высоты моста не видны кучи мусора, дохлые псы и пустые глазницы деревенских окон. Широкая река величаво несет свои воды, а на другом берегу сооружения спорткомплекса напоминают о былых победах наших команд. Я иду и несу на плече флаг с нашего байкальского митинга на Воробьевых горах - вечером праздник в клубе "Билингва". Налетевший порыв дергает и разворачивает его, люди на остановке удивленно смотрят, как синяя ткань со словом "Байкал" полощется на ветру. А я вдруг представляю себе, что не Москва-река это под нами, а Лена. И не дорога с ревущими машинами рядом, а "труба" с тысячами тонн вязкой черной жижи под названием нефть. Сонм голосов убеждает нас, как много принесет нам труба, как изменит она жизнь Сибири, как превратит ее в центр мировой жизни. Когда-то такие же голоса уверяли, что застроив Мневники, сделают их процветающим городским районом. Увы, кроме грязи, смерти и бесхозяйственности здесь ничего не процветает. Мои друзья - ребята из "Космопоиска", милиция и журналисты сообщают о "квартирующих" тут бандитах, сбросе токсичных отходов, подпольных стоянках ворованной строительной техники. Свободно доступные спутниковые снимки показывают хаотическое нагромождение брошенных зданий, поднятая ветром серая пыль закрывает когда-то возделывавшиеся поля... Из самобытного края с богатой жизнью и историей Мневники стали "лишним районом" ужасного мегаполиса, грязными задворками шоу под названием "Новая свободная Россия".

А ведь есть и другой путь. По словам Арины, из этих мест вышла бы отличная природно-музейная территория. Оно и правда: уникальные пойменные ландшафты стали бы основой для заказника, последние тереховские домики - для музея подмосковных деревень, поля превратились бы в питомники озеленения и прибежища для жаворонков, в озере за деревней снова развели бы рыбу, по заводям ходили бы на веслах и под парусом будущие моряки из спортивных клубов, а речной трамвайчик совершал бы неспешный маршрут по "петле" Москва-реки. Настоящая сказка по соседству с элитными кварталами - вот что уж точно привлекло бы внимание богатых и серьезных людей посильнее мифического "детского центра"! И не стало бы подобное предприятие чем-то ужасно дорогим и обременительным для городских властей. Ведь практически все уже есть в наличии, а то что исчезло - еще можно возродить. Почему же нет никакого движения? Нет средств? Да, видимо у управы нет денег, нет и стимула вложиться в возрождение территории. Старые хозяева - изгнаны, а новых нет, ибо все ведут себя как временщики, не желая подобно древним обитателям связать свою жизнь и судьбу с удивительным пойменным краем.
Но ведь не ограничивается все такими людьми и подходами. Ведь совсем рядом, через реку, в таких же береговых зарослях ребята из клуба исторической реконструкции(и заодно - волонтеры Гринпис) уже приводят в порядок старый заброшенный сад. И они наверняка не одиноки.

А сегодня - здесь нет жизни. Ибо не живы обитатели сараев и автосервисов - придатки к железным телегам, роботы, чья задача лишь крутить болты, настраивать зажигание и давать взятки проверяющим московскую регистрацию милиционерам. Не живы и отдыхающие на берегу горожане: отбывая положенный рабочий день за бесполезной офисной работой, они "отрываются" среди последних живых островков, окончательно убивая их. "Умри ты сегодня, а я завтра!" - таков девиз нынешних двуногих роботов-россиянцев, растоптанных городом.

Нет жизни в Мневниках. Смерть и убогая забытость - вот истинные хозяева "лишнего района". И если труба по Сибири будет-таки проложена - уже не маленький московский район, но бескрайние просторы обратятся вовек в такие же лишние территории, где будут царить такие же убогость, бесхозяйственность и непролазная грязь!
о посещении этим летом Терехово и поселка Главмосстроя. Лет 5-10 тому назад - все было мирно там. А сейчас, вот цитата. Из одного из моих постов:

Поблизости от автомобильной кольцевой дороги на западной границе Москвы над берегом Москва-реки высятся многоэтажные дома. Из их окон открывается вид на обрывистый берег. По ту сторону Москва-реки по утрам клубится туман. Когда солнце начинает припекать, в тумане появляются туннели, похожие на тот, по которому Алиса попала в Страну чудес. В конце виднеются деревянные домики, бирюзовые и охряные, с изящными резными наличниками. Лошади тянут за собой крестьянские телеги. И у некоторых местных жителей просыпается тоска по чему-то ушедшему, возможно по старой России.

Деревня называется Терехово и находится практически на острове. С трех сторон ее омывает Москва-река, которая образует здесь излучину. Терехово расположено ближе к центру города, чем соседние высотки. Его жители имеют московские адреса. Это самая большая деревня, сохранившаяся в черте города. Как и большинство из них, она, согласно генеральному плану, должна быть снесена в ближайшие десять лет. Здесь плодородная почва - совхоз снабжает овощами близлежащие районы. Старушки лечат ревматизм, греясь на солнышке прямо у собственных домов. Бледные городские дети катаются верхом на совхозных пони. Кажется, что жители Терехова лишены столичных благ. Деревянные дома источены червяками. Крыши текут. Никто их не ремонтирует, потому что участь этой территории давно предопределена. На этой излучине Москва-реки площадью в 360 гектаров будет построен первый российский Диснейленд.

Эта идея осенила еще Никиту Хрущева после его поездки в США. В начале 60-х годов планы по преобразованию деревни уже созрели. Поэтому район Нижние Мневники, где расположено Терехово, при массовой застройке окрестностей не тронули. Местные жители до сих пор носят воду из уличных колонок, которые зимой замерзают. Пока в жизнь не вошли мобильные телефоны, здешние пенсионеры даже не могли вызвать скорую или милицию. Один деревенский житель так описывает ситуацию в своем письме в местную газету: "Человек хочет знать, что ему предстоит завтра. Нам уже 40 лет говорят, что наши дома в любой момент могут быть снесены. Мы все это время живем на чемоданах". В отличие от очень дешевого центрального отопления в московских домах дрова и уголь для печей весьма дороги. Многие хозяйки даже зимой при минус двадцати готовят на террасе или в неотапливаемых сенях - по соображениям безопасности именно там стоит плита с газовыми баллонами. Ванной комнатой часто служит пластиковая кабинка, установленная во дворе.

Между мостом через восточный судоходный канал и мостом через Москва-реку по деревне проходит асфальтированная улица. По ней, сокращая себе путь, идет много машин, среди них v черные лимузины политиков, едущие на огромной скорости из центра в направлении кольцевой дороги и не обращающие внимания на светофоры. Частые туманы становятся причиной многочисленных аварий. Поэтому местные жители называют Терехово еще и "Долиной смерти".

Последний указ московского правительства "О начале строительства комплекса детского парка чудес в Нижних Мневниках" был издан в 1992 году. Тремя годами позже эта территория, опять через указ, получила собственника - "Фонд детского парка чудес" под руководством художника и скульптора Зураба Церетели. В названии фонда содержится слово "некоммерческий". Однако ответственные чиновники утверждают, что несколько коммерческих учреждений, которые возникли здесь в течение последних лет, косвенно ему подотчетны. Это авторемонтные мастерские, бензоколонка, гостиница и оптовые рынки.

РАССКАЗ 3-Й

Зураб Церетели излучает поблекшее с годами очарование. Как председатель московской Академии искусств он в ее залах разместил модель своего парка чудес. Прибытие сюда шефа его помощники комментируют как запуск ракеты: "Сейчас он еще в сорока метрах, уже в тридцати-". Не переводя дыхания, мастер начинает свой комментарий. Сначала он обращается к журналистке одной московской ежедневной газеты, которая как раз критиковала положение в Терехово. Церетели знает причину: "Она против детей, против целого поколения". И далее: "Все страны стремятся к тому, чтобы доставить радость юному поколению. Чтобы дети могли смеяться. Я хочу, чтобы наши дети были счастливы, чтобы у них была возможность не только играть, но и получать образование. Что такое образование? Это та концепция, которую я положу в основу парка". Пестрая мешанина из павильонов и аттракционов должна стать русской сказочной страной. В парке чудес будет русский герой, аналогичный Микки Маусу, уверяет мастер. "Я не выдам его имени. Либо он и Микки подружатся, либо вызовут друг друга на дуэль".
"Русская зима", которая в сегодняшнем Терехове v реальность, будет сослана в один из павильонов. В число бесчисленных планируемых аттракционов входят также "Дом всех религий" и "Улица мира", на которой, в частности, расположатся Кельнский собор и Опера Сиднея.

На берегу запланировано строительство "Ночного города" с увеселительными заведениями. Там взрослые смогут продолжить свое образование, когда дети уже лежат в кроватках. То, что они будут ночевать в одном из будущих отелей, Церетели не подвергает сомнению. Он считает, что парк чудес будет построен за 13 лет, а издержки составят 2 млрд долларов. Об инвесторах он молчит.
"Где Москва возьмет деньги, чтобы поддерживать Диснейленд, тогда как даже во Франции он приносит одни убытки", - замечает один из жителей Терехова, лежа под машиной. Он называет свою фамилию "Токарев" и гордо добавляет, что она фигурирует в здешних церковных книгах с 1642 года. "Я на этой земле, на которой столетиями жили мои предки, не могу даже построить дом, чтобы жить как нормальный человек, - жалуется он. - Это кошмарный сон! С нами здесь никто не считается!".

Уже около 40 лет местным жителям запрещено застраивать и продавать свои земельные участки. Примерно половина из существовавших когда-то 130 домов в последние годы выселена. Их жителей удалось убедить переехать в крохотные квартиры в новостройках по ту сторону кольцевой дороги. В пустых домах поселились бомжи.

Токарев полагает, что однажды на этом месте появятся дачи богачей. Он считает детский парк чудес лишь предлогом для захвата фондом земли и говорит: "Из-за всех этих химер мы вынуждены страдать!". Единственный, кто что-то построил в Терехово, это Сергей Николаев. Бывший джазовый музыкант, которому сегодня за 50, женился на женщине, чьи предки живут здесь уже 300 лет. Новый дом он построил из кирпича, чтобы его было не так легко снести. Кроме жилых комнат здесь есть даже маленький театральный зал.
Николаев и его жена Татьяна собираются создать здесь "Театр цветов". Они оба цветоводы с многолетним стажем. Под музыкальное сопровождение у них вырастают георгины с цветками размером с человеческую голову. Ими часто украшают кремлевскую сцену. Но газ, воду и свет они провели в свой дом в обход закона! Потому что эта земля не принадлежит ни государству, ни семье, а здание театра является ничейным. В отличие от ожесточившегося Токарева сухопарый чернобородый экс-музыкант подходит к проблеме творчески. "Церетели по привычке убежден, что это ему удастся, - рассуждает он. Ему удалось многое. Но здесь от него ничего не зависит. Где он в наше время найдет инвестора для такого предприятия?". Николаев предлагает альтернативу: "Если бы Церетели разделил территорию на мелкие участки, то он мог бы найти много мелких инвесторов. И я был бы одним из них".
Между тем тереховские деревянные дома исчезают как бы сами по себе. Время от времени какой-то из них сгорает, пожарная команда прибывает слишком поздно, и бомжи успевают спрятаться. Что будет на месте их деревни, оставшиеся жители не знают, им известно лишь то, что дни ее сочтены. Одна женщина говорит так: "В начале третьего тысячелетия Москва в этом месте выглядит почти как старая Россия, как модель России в каком-нибудь Диснейленде".
Не многие уже помнят, что ровно десять лет назад Зураб Константинович Церетели получил в бессрочное пользование изрядный кусок московской земли. Угодья эти представляют собой остров в триста с лишним гектаров, огибаемый петлей Москвы-реки и фрагментом канала, между районами Крылатское и Хорошево-Мневники. Землю московская власть уступила известному скульптору не просто так, а под строительство самого большого в мире парка развлечений для детей. На воплощение грандиозного замысла Зурабу Константиновичу требовалось два с половиной миллиарда долларов. А поскольку таких денег найти не удалось, остров все эти десять лет простоял бесхозным.
"Все-таки юбилей", - подумал я и отправился на осмотр церетелиевских невостребованных владений. Хотелось узнать, чем живет остров в ожидании невероятной стройки.

Улица Нижние Мневники, проходящая через остров от моста к мосту, делит его на две неравные части. Узкая часть, северо-западная, сплошь занята автомастерскими, магазинами автомобилей и запчастей, а ближе к улице Народного Ополчения выходит на величественные шлюзы.

Широкая часть острова дала приют байкерскому клубу-ресторану Sexton, нескольким автомастерским и огромному рынку, практически пересекающему остров. За рынком - унылые руины городка Главмосстроя, переходящие в невозделанные поля, посреди которых сиротливо темнеют почерневшие от времени дома деревни Терехово. Безрадостный пейзаж.

В последние полтора месяца улицу Нижние Мневники обнесли бетонным забором. Обычно так делают, чтобы автомобильный шум не мешал окрестным жителям, но жителей-то на острове нет.
"Интересно узнать, кого от шума уберегают", - думал я, огибая забор и двигаясь вдоль Москвы-реки от бревенчатого евроострога, в котором разместился ресторан "Ермак".
У воды на складном табурете сидел и удил рыбу дед. В тренировочных синих штанах с начесом, потертом клетчатом пиджаке с орденскими планками и выгоревшем от времени берете.
- Как думаете, - поинтересовался я у рыболова, - скоро здесь построят Диснейленд?
- Кукиш с маслом здесь построют, - проявил осведомленность дед. - Вот дождутся закона о земле и распродадут все к чертовой матери. Места-то козырные. Вон гляди, какой дом на той стороне отгрохали! А ресторан этот из бревен для кого? Для детей, что ли?
Я осмотрелся. На той стороне, между рекой и гребным каналом, и точно вырос пятиэтажный элитный дом. Да и шикарный ресторан не выглядел детским.

Дальше, вдоль улицы Нижние Мневники, снова потянулись автомастерские. Заглянув в первую, я нашел там два десятка чумазых лиц нерусской национальности, возившихся с побитым спортивным автомобилем. В следующем сервисе наблюдалась аналогичная картина неторопливых трудовых темпов. А вот на авторемонтных тылах начиналась замусоренная тропа, ведущая вдоль реки, кострищ и редких рыболовов. По тылам я и пошел.
Крупный лысый мужчина, наклонившись, жадно ел из консервной банки сайру. У берега виднелись колокольчики донок.
- Часто здесь отдыхаете? - спросил я.
- Регулярно. Замечательное место, - вступил в диалог рыбак, не прерывая трапезы. - От центра недалеко, от дороги сто метров, народу - никого, и рыбка ловится. Замусорено, конечно, здорово, но, может быть, поэтому и толпы нет? - И он побежал на звук колокольчика, сигнализирующий об улове.
Никого, это правда. За два с половиной часа дороги вокруг острова мне встретились только пять рыбаков, две прогуливающиеся пары и один мужчина, ремонтирующий автомобиль.
- Удобное место для ремонта? - задал я вопрос.
- Более чем, - процедил тот, натужно проворачивая гаечный ключ. - Главное, с дурацкими вопросами никто не лезет и солнышко пригревает.

Надо сказать, как только на той стороне реки начался Филевский лес, мусора стало меньше, а потом он совсем исчез. Шумная улица ушла в сторону, скрылась за бетонным забором и лесозащитной полосой и словно вовсе перестала существовать. Застройки стало не видно, только лес и дикие нивы простирались в стороны. На поверхности прозрачной реки то появлялась, то исчезала пара уток-нырков. Прав был дед: место козырное.

Примерно напротив середины Филевского парка в поле стоял островок леса. Приблизившись, я различил за деревьями забор, а за забором - загоны и лошадей в них. Людей видно не было, зато на солнышке развалились несколько крупных собак, поэтому на территорию конного комплекса я заходить не стал. Прошел от него по хорошо укатанной дороге в брошенную деревню Терехово.
Безлюдности в деревне не наблюдалось. Возле покосившихся заборов тут и там стояли припаркованные автомобили, за заборами слышалась незнакомая гортанная речь.
- Слышал, отсюда всех выселили, - догнал я переходившую улицу седую старушку в черном пальтишке послевоенного пошива.
- Ой, - вздрогнула старушка от неожиданности. - Выселили-то выселили, да куда я, старая, поеду? Восемьдесят три года уже, так помереть бы на старом месте.
- А в остальных домах тоже прежние жильцы остались?
- Остальные дома нехристи захватили, - махнула бабушка рукой и пошла к калитке. - Вон с Матвевной всю жисть вместе чай пили, а теперь в ее доме незнамо кто...

Из деревни я вернулся к реке. Между домами, в тупиках улиц, пестрели кучи мусора. Похоже на несанкционированные свалки мусора. Без особой тщательности насчитал их штук пять.
Дорога вновь пошла над самой водой. Еще через полтора километра просторы кончились, да и бетонный забор, огораживающий деревню, подошел вплотную к берегу. Единственная тропа пробиралась между забором с одной стороны и плетнями самопальных огородиков - с другой. Обогнув забор, тропинка вышла к железным воротам с российским флагом. Охранял ворота накачанный бритый малый, похожий на автобус.
- Что это за организация? - спросил я.
- Выключи диктофон, - прохрипел камуфлированный гигант, дождался выполнения команды и сообщил: - Специальное подразделение ОМОН на водном и воздушном транспорте. Уходите.
Это неожиданное множественное число настолько сбило меня с толку, что я даже оглянулся по сторонам.
За подразделением ОМОНа лежали руины городка Главмосстроя.

Но, странно, только крайние двухэтажные домики оказались разрушенными. В тех, что глубже, я увидел целые окна, южных мужчин, опять же ремонтирующих автомобили во дворе, и горластых неухоженных детей. Территория была удивительно загажена.
В одном месте берега дорога спускалась прямо к воде. Внизу женщины полоскали в Москве-реке белье и развешивали его тут же, на высокой сорной траве.
Оканчивался остров рынком. Чтобы попасть на его зады, пришлось пролезть сквозь какую-то базу без вывески на воротах. На одном из железных ангаров белела надпись: "На территории базы не ссать и не курить".

Берег у Москвы-реки в этом месте крутой и высокий, с него хорошо просматривается часть строений по Филевскому бульвару на той стороне реки. От крутого берега до забора рынка метров семьдесят, вдоль берега метров сто пятьдесят - приблизительно футбольное поле. У стены стоит древний бензовоз, видны черные круги на земле от сжигания мусора, но самого мусора нет. Хотя лучше бы был мусор, потому что земля вся выжжена и обезображена, выскоблена бульдозером и испещрена гниющими лужами, а кроме того, сплошь покрыта человеческими фекалиями. Видимо, это место давно применяется рыночными торговцами как бесплатный туалет. Приходилось точно рассчитывать каждый шаг, чтобы не вляпаться. А пока я перепрыгивал с пятачка на пятачок, за моими действиями безучастно следили несколько азербайджанцев, сидевших над рекой на корточках.

В целом можно сказать: огромный остров в верхнем течении Москвы-реки, одна из лучших ландшафтных достопримечательностей города, частично занят гигантским рынком, частично загажен, частично покрыт руинами и автомастерскими, а в остальном используется для незаконных свалов мусора. Южная же половина лежит дикой и используется какими-то непонятными любителями лошадей и рыболовами. Вот такой парк развлечений. При этом ландшафт местности так хорош, что достаточно снести всю рухлядь и вывезти мусор, чтобы создать живописнейший остров-парк.
За справкой относительно судьбы несчастного острова я обратился непосредственно к Церетели.
- Приезжайте сейчас на улицу Пречистенка, 19, - с сильным акцентом сказал в трубку Зураб Константинович. - Покажу вам остров будущего.
Я приехал. Мы долго петляли по залам роскошной Галереи искусств Церетели, пока не оказались в большой комнате, целиком занятой макетом острова. На макете не было ни деревни, ни рынка, ни даже улицы Нижние Мневники. Передо мной простирался самый большой в мире парк развлечений для детей, и выглядел он поистине грандиозно.
- Но ничего этого я на острове не увидел, - заметил я.
- Скоро увидите, - ответил Зураб Константинович. - Заметили бетонный забор, отделяющий проезжую часть? Это начало. Оно положено. Через семь лет сдадим первую часть, но эта часть будет больше самого большого европейского Диснейленда.
Потом Церетели ушел к высокопоставленным гостям, а мысленную экскурсию продолжил его помощник Александр.
- Территория острова составляет 367 гектаров. Сорок из них останется зоной шлюзов, а 327 станут парком. Автомобильного движения на острове не будет, но граница между узкой и широкой частями останется. В широкой части расположится детский парк чудес, а узкую мы условно называем Ночным городом. Дорога со стороны Крылатского завершится сразу после моста многоэтажной стоянкой, а со стороны Хорошево-Мневников пойдет по специальному автобану над рекой и нырнет в тоннель под Филевским парком, чтобы вынырнуть у перекрестка Большой Филевской и Минской улиц.

И вот я снова путешествую по острову, но уже с Александром. Вместо автомастерских и магазинов запчастей в узкой части парка теперь нам встречаются высотки гостиниц, торгово-развлекательные комплексы, катки, театры и множество ресторанов. Вместо рынка - огромный детский конно-спортивный комплекс. А там, где сейчас поля и деревня Терехово, пара сотен небывалых аттракционов, земля изрезана водными артериями, проложены извилины монорельсовых путей и дорожки для автокаров. Вместо городка Главмосстроя - мощная хозяйственная часть. Вместо байкерского клуба - второй торгово-развлекательный комплекс.
- В первую очередь я хочу построить гостиничный комплекс в Ночном городе, чтобы в холле расположить очень большой макет парка и дорабатывать его по ходу строительства, - сказал вернувшийся к нам Зураб Константинович. - Всех секретов не открою, но мы не будем повторять американские и европейские аттракционы. Зачем, когда собственная культура полна замечательными сказками и преданиями? Вот один из моих проектов. Я делаю скульптуру, например, слона. Ставлю его в центр аудитории и сажаю вокруг детей. Они рисуют моего слона, и я корректирую скульптуру по детским рисункам. Получится, что дети будут сами строить себе город. Вы приезжайте, до нового года мы заложим первый камень Ночного города и начнем строительство.
- А два с половиной миллиарда долларов уже нашлись? - спрашиваю я.
- Не волнуйтесь, теперь нашлись, - отвечает Зураб Константинович и скрывается за спинами желающих получить размашистый автограф ваятеля.
Что ж, хочется надеяться, что на месте брошенных домов, помоек, загаженной земли и рынка вырастет город чудес для детей и взрослых.

РАССКАЗ 4-Й

Село Терехово: коттеджный поселок вместо Диснейленда
Село Терехово, расположенное на полпути от метро "Октябрьское Поле" в Крылатское, в некотором роде фантом - в постановлении о сносе московских деревень оно значится как снесенное, в графах "количество строений" и "число жителей" стоят прочерки. Что, впрочем, не мешает обитателям деревни жить в своих домах, копать огороды и с острым интересом следить за бутовской эпопеей.
С мыслью о близком конце деревни тереховцы успели свыкнуться - постановление, объявившее село "сносным", вышло в 1992 году, когда участок в Нижних Мневниках передали скульптору Зурабу Церетели для строительства Парка чудес (он же "Русский Диснейленд"). За минувшие с тех пор 14 лет макет детского развлекательного комплекса успел обветшать, речная пойма - зарасти незаконными свалками, а деревня - наполовину опустеть.
- Нас "выселяют" каждый год, - рассказала "Известиям" жительница Терехова Ирина Николаева. - Приходит женщина из Москапстроя и интересуется: "Не надоело на помойке жить?" Но предлагают взамен наших домов так мало и несправедливо, что соглашаются только самые обездоленные и измученные. Большинство из них переезжают в квартиры в Митино. Раньше давали еще участки земли в 80 км от Москвы - в качестве компенсации. Сейчас даже этого не предлагают.
Затяжной статус "сносной" деревни заставил многих тереховцев переквалифицироваться в юристов - например, прописаться в собственном доме можно только через суд. Многолетние суды тянутся и вокруг попыток жителей оформить в собственность земельные участки, на которых жили 8 поколений предков (как у Ирины), а также получения разрешений от властей хоть как-то подлатать и расширить старый дом.
- Особенно обидно стало, когда выяснилось, что здесь не будет никакого Диснейленда, а будет обычный коммерческий коттеджный поселок, - добавляет Ирина. - Почему кому-то разрешат здесь построить роскошные дома, а нам в своих приходится раз в пять лет поднимать сгнившие полы? Мы не миллионеры, но строительство нового дома многие из нас потянули бы... Так не дают! А с бутовцами мы подружились - хоть нас и меньше, чем их, но народ остался самый решительный и готов встать с вилами на защиту своих домов, если придется..


Природа щедра к Москве; она богата лесами, реками и речками с благодатными поймами, холмами высотой с горы. С тех пор, как вода Волги стала подаваться к городу, появились водохранилища и даже два острова.

Как известно, остров - это часть суши, со всех сторон омываемая водой. Под это определение подпадает всем хорошо известный Серебряный бор, застроенный дачами, домами отдыха, соединенный с городом троллейбусными маршрутами; всем своим видом он напоминает курортный пригород. Когда-то была здесь деревня Конюшки, лет двадцать назад еще попадавшая на московские планы, где отмечалась также старая переправа. Серебряный бор опоясывает одна из излучин Москвы-реки, а когда между ее рукавами прорыли Хорошевское спрямление канала имени Москвы, чтобы дать судам кратчайший путь, стал полуостров Серебряный бор островом.
Рядом с ним Москва-река делает другую причудливую петлю, еще более размашистую. И эту излучину в 30-е годы стянули тетивой канала, сократив тем самым кораблям путь сразу на 8 км. Так появился у Москвы второй остров - пока без названия, хотя он его заслуживает не меньше Серебряного бора. Мало кто знает об этом острове, хотя сюда и проложено два автобусных маршрута, в том числе № 38 от станции "Полежаевская". На берегах этого острова с незапамятных времен располагались деревни. Вода разделила старинную деревню Мневники на две части. Та, что находилась на левом берегу, между руслом реки и Хорошевским шоссе, называлась Верхними Мневниками: на ее земле поднялись кварталы Хорошево-Мневников. А деревня, что на острове, называется Нижние Мневники.
Откуда столь непонятное название? Обратимся к трудам И. Е. Забелина. "Остается упомянуть, - пишет он в своем сочинении "Кунцево и древний Сетуньский стан", - о деревне Мневники на том берегу Москвы-реки против Крылатского, которая в ст'арину тоже была дворцовая и называлась Ехаловым. В ней жили государевы рыбные ловцы и ничем более не были обязаны, как только ловить на государев обиход на Кормовой дворец рыбу Мни, отчего, вероятно, и деревня стала прозываться с ловцами заодно, Мневниками".
О другой расположенной в западной части острова деревне Терехово Забелин упоминает в связи с тем, что существовал вблизи нее "брод под Тереховом". Обе деревни сохранились до сего времени, со всех сторон окружены они складами, базами, гаражами и прочими учреждениями, которые город старался расположить подальше. Убежден, что все они - временные жильцы на этом острове. Его без всякого преувеличения можно назвать жемчужиной Москвы, ждущей подходящей оправы.
Оставив за спиной складские дворы, выхожу на крутой берег, где Москва-река делает поворот. По сторонам на километры открываются широкие дали, зеленые поймы и леса, синие небеса и сине-зеленые воды в песчаных берегах. Вдали белеет подкова кварталов Строгина. А в стороне от домов над лесом золотится купол в Троице-Лыкове. И впереди на крутом берегу в Хорошеве виден еще один куполок, поставленный неведомым зодчим так, чтобы путники видели его издалека. А между этими куполами нетронутый пейзаж, и остров кажется необитаемым, хотя в нескольких минутах от воды шумят машины и автобусы.
Лет двадцать назад возникла было идея создать на острове "Страну чудес" для детей. Проект остался неосуществленным, но остров все эти годы держат в резерве, не застраивают его рядовыми домами и кварталами - больше другой такой земли у Москвы нет и не будет.
Стоит пройти метров двести, как неожиданно выходишь на другой, но такой же крутой и высокий берег, где до .самого горизонта течет река. Это второй рукав излучины, и отсюда просматриваются другие дали, такие же живописные, но только Кунцева, Филевской поймы. На кунцевских берегах желтеет полоска пляжа, а Филевскую пойму успели заполнить заводскими корпусами. Только напротив острова у самого берега Москвы-реки остался кусок земли, где строят сразу несколько десятков домов, облицованных зелеными панелями. Между ними маячат башенные краны, монтирующие тажи нового московского района, получившего название Филевская пойма. Фасады домов выходят к набережной, где пока лишь шумят строительные машины. Берег поймы в этом месте преображается на века, становясь частью Москвы.
Все есть вокруг острова: и новые кварталы, и пристани, и пляжи. Но где же корабли? Недолго пришлось ждать их появления. Правда, показался не белый теплоход, а черная массивная баржа, точнее, две баржи, которые толкал впереди себя "бурлак" по имени "Ямал". Он показался со стороны Щукина, где канал соединяется с Москвой-рекой. Довольно быстро этот плавучий караван приблизился к острову. Куда же он пойдет дальше? Не дойдя немного до моего бережка, баржи сворачивают и пропадают в зарослях деревьев. Иду за ними и вскоре догоняю; берег здесь, рукотворный - об этом говорят его прямизна и ровная бетонная стенка под прямым углом, уходящая в воду. Этот берег возник, когда строился капал.
Баржи входят в его узкую горловину. Их ждали. Сразу же за кормой поднимается затвор, выныривающий из воды, - так суда попадают в ловушку шлюза, и мне представляется возможность увидегь, как они опускаются по водной лестнице. Вода на глазах тихо опускается вместе с баржами, открываются величаво двустворчатые ворота, а за ними опять вижу неровные берега реки, катящей свои воды на юг.
Вдоль бетонной стенки шлюза за долгие годы выросли ели, зеленые и серебристые, такие, как у стен Кремля. К нему и следуют отсюда корабли; занимает это несколько часов неспешного хода.
Ходят корабли от этого острова с 1937 г., когда появились канал, шлюз и гидростанция, образовавшие Карамышевский гидроузел, перенявший название от близлежащей деревни Карамышево. У шлюза в Карамышеве девятый номер. Его бетонные стенки прорезают излучину на несколько сот метров. В отличие от всех других у него кроме верхних и нижних есть ворота средние - посредине камеры, так что малые суда можно быстро шлюзовать.
Недалеко от шлюза расположена меж берегов плотина. преградившая кораблям путь в излучину. Бетонные ворота протянулись на 116 м. Есть здесь и здание гидростанции. Массы воды тихо и незаметно проваливаются, попадая на валы двух турбин; по нынешним понятиям, это крошечные агрегаты - всего 1400 кВт каждый. Строилась плотина в Карамышеве, чтобы поднять уровень Москвы-реки на 6 м. Пройдя по плотине на середину реки, видишь, что один из затворов раскрыт и вода вырывается из стальных челюстей, как из пасти дракона, и обрушивается в излучину с грохотом и белой пеной. У плотины разбиваются льдины во время паводка. Весной, раз в год, открываются все заслоны, и тогда массы воды попадают в свое извечное русло, увлекая за собой все застоявшееся. Вода проходит через всю Москву, очищая реку.
Что река не только судоходная, но и живая, говорят лодки рыбаков и стоящие по колено в холодной еще воде рыболовы с удочками. До недавних дней гидроузел был единственным капитальным строением острова. А сегодня с другой его стороны, напротив Крылатского, видны новые бетонные опоры моста, соединяющего остров с "большой землей",
Многотонные тягачи доставляют сюда песок, бетон. Они уходят, а на земле остается свежий слой бетонного полотна. Это новая шестиполосная дорога, что протянется через остров от Крылатского до Карамышева. Что появится нового по сторонам дороги, пока неизвестно. Ясно одно - построят то, что нужно людям, что будет достойно красоты этой суши и воды.
Лев Колодный. Края Москвы Обитаемый остров
Природа щедра к Москве; она богата лесами, реками и речками с благодатными поймами, холмами высотой с горы. С тех пор, как вода Волги стала подаваться к городу, появились водохранилища и даже два острова.
Как известно, остров - это часть суши, со всех сторон омываемая водой. Под это определение подпадает всем хорошо известный Серебряный бор, застроенный дачами, домами отдыха, соединенный с городом троллейбусными маршрутами; всем своим видом он напоминает курортный пригород. Когда-то была здесь деревня Конюшки, лет двадцать назад еще попадавшая на московские планы, где отмечалась также старая переправа. Серебряный бор опоясывает одна из излучин Москвы-реки, а когда между ее рукавами прорыли Хорошевское спрямление канала имени Москвы, чтобы дать судам кратчайший путь, стал полуостров Серебряный бор островом.
Рядом с ним Москва-река делает другую причудливую петлю, еще более размашистую. И эту излучину в 30-е годы стянули тетивой канала, сократив тем самым кораблям путь сразу на 8 км. Так появился у Москвы второй остров - пока без названия, хотя он его заслуживает не меньше Серебряного бора. Мало кто знает об этом острове, хотя сюда и проложено два автобусных маршрута, в том числе № 38 от станции "Полежаевская". На берегах этого острова с незапамятных времен располагались деревни. Вода разделила старинную деревню Мневники на две части. Та, что находилась на левом берегу, между руслом реки и Хорошевским шоссе, называлась Верхними Мневниками: на ее земле поднялись кварталы Хорошево-Мневников. А деревня, что на острове, называется Нижние Мневники.
Откуда столь непонятное название? Обратимся к трудам И. Е. Забелина. "Остается упомянуть, - пишет он в своем сочинении "Кунцево и древний Сетуньский стан", - о деревне Мневники на том берегу Москвы-реки против Крылатского, которая в ст'арину тоже была дворцовая и называлась Ехаловым. В ней жили государевы рыбные ловцы и ничем более не были обязаны, как только ловить на государев обиход на Кормовой дворец рыбу Мни, отчего, вероятно, и деревня стала прозываться с ловцами заодно, Мневниками".
О другой расположенной в западной части острова деревне Терехово Забелин упоминает в связи с тем, что существовал вблизи нее "брод под Тереховом". Обе деревни сохранились до сего времени, со всех сторон окружены они складами, базами, гаражами и прочими учреждениями, которые город старался расположить подальше. Убежден, что все они - временные жильцы на этом острове. Его без всякого преувеличения можно назвать жемчужиной Москвы, ждущей подходящей оправы.
Оставив за спиной складские дворы, выхожу на крутой берег, где Москва-река делает поворот. По сторонам на километры открываются широкие дали, зеленые поймы и леса, синие небеса и сине-зеленые воды в песчаных берегах. Вдали белеет подкова кварталов Строгина. А в стороне от домов над лесом золотится купол в Троице-Лыкове. И впереди на крутом берегу в Хорошеве виден еще один куполок, поставленный неведомым зодчим так, чтобы путники видели его издалека. А между этими куполами нетронутый пейзаж, и остров кажется необитаемым, хотя в нескольких минутах от воды шумят машины и автобусы.
Лет двадцать назад возникла было идея создать на острове "Страну чудес" для детей. Проект остался неосуществленным, но остров все эти годы держат в резерве, не застраивают его рядовыми домами и кварталами - больше другой такой земли у Москвы нет и не будет.
Стоит пройти метров двести, как неожиданно выходишь на другой, но такой же крутой и высокий берег, где до .самого горизонта течет река. Это второй рукав излучины, и отсюда просматриваются другие дали, такие же живописные, но только Кунцева, Филевской поймы. На кунцевских берегах желтеет полоска пляжа, а Филевскую пойму успели заполнить заводскими корпусами. Только напротив острова у самого берега Москвы-реки остался кусок земли, где строят сразу несколько десятков домов, облицованных зелеными панелями. Между ними маячат башенные краны, монтирующие тажи нового московского района, получившего название Филевская пойма. Фасады домов выходят к набережной, где пока лишь шумят строительные машины. Берег поймы в этом месте преображается на века, становясь частью Москвы.
Все есть вокруг острова: и новые кварталы, и пристани, и пляжи. Но где же корабли? Недолго пришлось ждать их появления. Правда, показался не белый теплоход, а черная массивная баржа, точнее, две баржи, которые толкал впереди себя "бурлак" по имени "Ямал". Он показался со стороны Щукина, где канал соединяется с Москвой-рекой. Довольно быстро этот плавучий караван приблизился к острову. Куда же он пойдет дальше? Не дойдя немного до моего бережка, баржи сворачивают и пропадают в зарослях деревьев. Иду за ними и вскоре догоняю; берег здесь, рукотворный - об этом говорят его прямизна и ровная бетонная стенка под прямым углом, уходящая в воду. Этот берег возник, когда строился капал. затвор, выныривающий из воды, - так суда попадают в ловушку шлюза, и мне представляется возможность увидегь, как они опускаются по водной лестнице. Вода на глазах тихо опускается вместе с баржами, открываются величаво двустворчатые ворота, а за ними опять вижу неровные берега реки, катящей свои воды на юг.
Вдоль бетонной стенки шлюза за долгие годы выросли ели, зеленые и серебристые, такие, как у стен Кремля. К нему и следуют отсюда корабли; занимает это несколько часов неспешного хода.
Ходят корабли от этого острова с 1937 г., когда появились канал, шлюз и гидростанция, образовавшие Карамышевский гидроузел, перенявший название от близлежащей деревни Карамышево. У шлюза в Карамышеве девятый номер. Его бетонные стенки прорезают излучину на несколько сот метров. В отличие от всех других у него кроме верхних и нижних есть ворота средние - посредине камеры, так что малые суда можно быстро шлюзовать.
Недалеко от шлюза расположена меж берегов плотина. преградившая кораблям путь в излучину. Бетонные ворота протянулись на 116 м. Есть здесь и здание гидростанции. Массы воды тихо и незаметно проваливаются, попадая на валы двух турбин; по нынешним понятиям, это крошечные агрегаты - всего 1400 кВт каждый. Строилась плотина в Карамышеве, чтобы поднять уровень Москвы-реки на 6 м. Пройдя по плотине на середину реки, видишь, что один из затворов раскрыт и вода вырывается из стальных челюстей, как из пасти дракона, и обрушивается в излучину с грохотом и белой пеной. У плотины разбиваются льдины во время паводка. Весной, раз в год, открываются все заслоны, и тогда массы воды попадают в свое извечное русло, увлекая за собой все застоявшееся. Вода проходит через всю Москву, очищая реку.
Что река не только судоходная, но и живая, говорят лодки рыбаков и стоящие по колено в холодной еще воде рыболовы с удочками. До недавних дней гидроузел был единственным капитальным строением острова. А сегодня с другой его стороны, напротив Крылатского, видны новые бетонные опоры моста, соединяющего остров с "большой землей",
Многотонные тягачи доставляют сюда песок, бетон. Они уходят, а на земле остается свежий слой бетонного полотна. Это новая шестиполосная дорога, что протянется через остров от Крылатского до Карамышева. Что появится нового по сторонам дороги, пока неизвестно. Ясно одно - построят то, что нужно людям, что будет достойно красоты этой суши и воды. Баржи входят в его узкую горловину. Их ждали. Сразу же за кормой поднимается
- Камень когда-то постаментом для памятника Калинину был, - утверждает деревенский москвич Виктор Белов, пенсионер с завода Хруничева и один из стихийных историков малой родины. Дед его в Терехове был, как и Михаил Калинин, старостой, но поскромнее, деревенским. - А Терехово наше с середины XVII века в летописях есть. Тереховы, Ивановы, Бородины - с этих семей все начиналось тут. Потом другие фамилии добавились, но никогда никто в Терехове крепостным не был. Все вольные люди, торговали, скот разводили…
Теперь жители деревни Терехово прикреплены к земле на зависть Аракчееву с его военными поселениями. Вокруг деревни со всех сторон глухой бетонный забор. Прописаться в его пределах почти нереально даже близким родственникам. Продать дом - собственность свою - нельзя вообще. Много лет Терехово - в ведении Москапстроя, департамента капитального строительства: это значит, что стройка вот-вот начнется. Стройку тут ждут уже полвека.


КАРУСЕЛЬ
"Зажимать" - это проблемы с перестройкой-расширением домов: семьи разрастались, требовалось жизненное пространство. Естественно, в Терехове, несмотря на запреты, строили. Разумеется, судились, как семья того же Белова, когда в начале 60-х "соседка, трах-тарарах, настучала, что мы кухню чуть-чуть вверх нарастили". Использовали весь наличествующий блат, чтобы узаконить. Родственнице Виктора, например, довелось поработать не где-нибудь, а на съезде партии, последнем из хрущевских. Она там секретарствовала - не в смысле "первый секретарь", а по разным техническим бумажным надобностям. И однажды нашла-таки способ передать жалобу Белова в аппарат как раз первого секретаря КПСС. Советский суд, правда, впаял главе семейства Беловых год исправительных работ по месту службы ("С удержанием десятины от заработка, все как положено"), однако пристройку при этом оставил и узаконил.
- Белов молодец, до Хрущева дошел. А мне как сейчас? Уже ребенок у нас был, а жену прописать я к себе не мог, - плотный Андрей показывает на свою законную Викторию. - Полтора года бился.
Андрей, глава молодой семьи, не работает: служил на железобетонном комбинате, нажил проблемы с позвоночником, расчет взял в День строителя. Промышляет чем придется, вроде извоза. И, конечно, по доброй тереховской традиции потихоньку самоуправствует.
- Новый туалет, извините, я поставил сам, - гордится Андрей. - Не разрешали, а я поставил. И баньку тоже поставил. На своей земле, за которую и я налоги плачу, и отец платил, и дед мой.
Земельный налог у Андрея и Вики - сотня долларов в год за 26 соток, по-божески. Платится раз в год, осенью. Осень-2005 - первая, когда тереховские жители не получили счет от налоговиков. Радоваться вроде бы надо, а не радуются.
- Пошла я в налоговую, - рассказывает Вика. - Там мне говорят: новое законодательство вышло. Раньше, мол, мы пользовались по факту, а теперь надо бумаги предъявлять - либо собственность, либо аренда.
- А шнуровая книга - там, где все про Терехово и наши земли записано, - куда-то у них делась, - добавляет Андрей. - И восстанавливать ее никто не хочет, говорят: "Все равно вам под снос идти". Восемь лет как под снос идем только на моей памяти - ни туда ни сюда.
Восемь лет назад, впрочем, ясности было больше: кто хотел уехать, те получали квартиры в Строгине, без изысков. Из 150 домов в Терехове осталось 44. Жителей - под сотню, большинство с пропиской. Потом квартиры давать перестали. Теперь опять дают, но люди не берут. Вот, например, Галина Георгиевна только что была в управе, ей жилье в городе предложили. А она не соглашается.
- У меня муж и дочка. Это минимум двухкомнатная по всем медицинским нормам, - авторитетно заявляет Галина. Сама она - медик с высшим, последние годы работает уборщицей на близлежащем автосервисе. - А мне говорят, что метража не хватает и только однокомнатная мне полагается.
Так тут все время: сдаешь Москве 25 соток в московском Терехове - получаешь 12 под Москвой. Хочешь жить в городе - получишь квартиру в два-три раза меньшей площади плюс несколько тысяч рублей за постройки вроде гаража. А чтобы хоть баш на баш в азартной игре с городом вышло - таких чудес здесь припомнить не могут.


КОМНАТА СТРАХА И СМЕХА

- Меня из управы чуть ли не с охраной выдворяли, - Вячеслав Балабанов, 54 года, смачно курит, сидя у дома и упершись единственной своей ногой в землю. - Говорят, что квартиру получу, только когда вся семья выедет. А в этом доме их прописано три, семьи-то - я, брат, мать... Всех вместе селить собираются на малом метре… Да в гробу я это видал!
Вячеслав Михайлович - "в честь Молотова батя так назвал" - весь в наколках: по молодости отсидел. Выйдя, Балабанов с чистой совестью пошел устраиваться на работу. Устроился в больницу "разнорабочим - когда санитаром, когда при кухне". Лет семь назад Вячеслав повредил ногу, добегался до гангрены. Резали по месту работы. Бывшая жена Татьяна (разошлись за несколько лет до того) теперь приезжает почти каждый день навещать Вячеслава вместе с новым мужем. Мать больна, с братом у Вячеслава отношения не складываются. А жить надо.
- Таня с суточного дежурства, она в той же больнице работает. Не спала, а ко мне приехала, - смотрит Балабанов на нее. Кажется, такой взгляд называется нежным. Новый муж вернулся с колонки, волоча на санках несколько бидонов с водой. Если бы не трагические обстоятельства - точь-в-точь "Покровские ворота" бы вышли: "Будешь у нас на глазах, так спокойнее". За продуктами, начиная с хлеба, - это минут пять на машине до метро "Молодежная": своего ларька в Терехове нет. Машина у Вячеслава есть, инвалидка-малолитражка, бензина ест совсем немного. Все остальное - при пенсии в 3000 рублей - для инвалида малоподъемно. Машина дров (а чем еще топить в деревне?) - те же 3000, на всю зиму не хватает.
- Хорошо хоть чурочками сразу привозят, с пониманием ко мне относятся, - говорит Балабанов.
Еще сюда возят баллоны с газом. В начале прошлого года - по 110 рублей, теперь за 360. Тереховцы, конечно, телевизор смотрят и про Украину знают не хуже "Газпрома", только предпочитают наполнять баллоны сами.
- Видать, у газовиков украинцы окопались: газ у нас, москалей, тырят, - объясняют в деревне. - Привезут баллон, он всего месяц поработает, и хана баллону. А если съездить и собственноручно на газовой колонке его заполнить - это уже будет 380 рублей, но зато пашет три месяца.
Еще в деревне есть электричество. В среднем 150 вольт, мужики мерили; вся домовая техника выгорает от перепада либо вообще не работает. И конечно, над Тереховом реет флаг, как раз над домом Вячеслава Балабанова. Три полоски, красная, синяя и белая - это если сверху вниз считать.
- Не оппозиция мы. Просто от ворон повесили, чтобы яйца они не воровали у курочек, - стесняясь, объясняет Татьяна. - Кверху ногами флаг? Ну что ж теперь делать… Этим летом нормально повесим, если здесь не снесут все.

* * *
А с чего, спрашивается, их сносить? Специалисты из компании "Бест", занимающиеся оценкой земельных участков под застройку, дают прогноз: при переуступке прав от города к новому владельцу (арендатору) Терехово может уйти от 100 000 до 500 000 долларов за гектар. А вот когда в Москве отрегулируется вторичный земельный рынок - попросту говоря, продажа на сотки, - то цена, по словам риелторов, "станет ошеломляющей даже по сравнению с Рублевкой: ведь это город". Поэтому одни не торопятся со стройкой (дешеветь земля не будет), а другие - те, кого законсервировали вместе с Детским парком чудес, - бегают по архивам и находят там документы о том, что земля эта их предкам была царями пожалована - в девятьсот одиннадцатом, девятьсот первом, восемьсот мохнатом. Ждут либо закона о реституции, либо нормальных, рыночных предложений от мэрии. Имеют право ждать, в конце концов. Живут они тут.

Подоплека

Враг природы

Знаменитый скульптор пал жертвой неизвестного депутата

Тучи над Зурабом Церетели, автором проекта Парка чудес в Нижних Мневниках, начали сгущаться еще прошлой весной, когда утвержденный уже всюду проект не прошел экологическую экспертизу в Росприроднадзоре аж по 20 пунктам. C кульптор расстроился не сильно и объявил, что летом начнет подготовительную стадию строительства. Летом, однако, из проекта вышел основной инвестор - компания "Социальная инициатива", и стройка опять застопорилась. Осенью прошла проверка соблюдения требований природоохранного законодательства на территории будущего строительства, которая определила, что законодательство не соблюдается, о чем была извещена природоохранная прокуратура. Как она в итоге обойдется с "делом Церетели", не ясно до сих пор.
Самая интригующая деталь во всей истории - это некий депутатский запрос, который спровоцировал серию проверочных мероприятий по линии природоохраны. Если на финише этой странной истории контроль над весьма лакомыми московскими гектарами перейдет в другие руки, загадка разрешится и все все поймут. Сам скульптор Церетели в одном из интервью заявил: "Меня еще бабушка учила благородно относиться к своим врагам и не действовать их же оружием". И при этом пояснил, что вредный депутат, видимо, хочет забрать землю себе.

Прямая речь

Лев КРЯКОВ, главный специалист отдела строительства управы района Нижние Мневники:
- Церетели превратил территорию будущего парка в безобразный район Москвы. Мусора навалом, множество арендаторов… Экологические инспекции тут бывали, но сделать ничего не могли. А мы тем более: территория находится в бессрочном пользовании у Церетели, к району относится только по местоположению.
То, что строительство за столько лет так и не началось, с выселением деревни Терехово никак не связано. Деревня занимает десятую часть от всей площади парка, так что места там достаточно. Мы в прошлом году снесли 8 домов, в этом планируем еще 3. Но конца этому процессу не видно. Те, кто хотел, давно уехали, а остальные не соглашаются на те компенсации, которые предлагает им город. Их можно понять: городские жители, а свой сад, огород под боком, они там все выращивают. Но на процесс переселения мы повлиять не в силах. Мы только организаторы - оповещаем людей и предоставляем помещения для переговоров.

Житель царских вотчин и лихих мест

Удивительно распорядилась судьба нашего мастера-наставника. Детство его прошло в бывшей царской вотчине Хорошево-мневники, в советские времена бывшей криминальным районом, а в дальнейшем судьба распорядилась так, что получив квартиру в новом районе он поселился в Сабурово, недалеко от Царицыно, Борисово и Орехово, которые являлись в прошлом также царским поместьем, а в недавние времена этот район был знаменит крупнейшей и опаснейшей преступной борисовской объединенной преступной группировкой.

На Дальнем Востоке одно из мест, где длительное время проживал наш мастер, был уникальный красивейший остров Сахалин - бывшая царская каторга, также обильно насыщенный преступными группировками и знаменитой "рыбной мафией". После Дальнего Востока его местожительством становятся Сокольники - любимое место отдыха и соколиной охоты Российских царей. Недалеко - Измайлово, известное не только как историческое место, но и печально известное измайловской объединённой группировкой.


Источник:  abo-rusboj-yarsirin.narod.ru

Возврат к списку

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)

 +7 (495) 849-22-43
 +7 (926) 525-75-12
 

СТЕРХ Мастер - продажа, сервис, ремонт, заправка. Расходные материалы.

СЗАО



ХИМКИ 
Микрорайон Новогорск   

Улицы 

В каком районе Вы живёте?












Защита от автоматических сообщений
Защита от автоматических сообщений

  






Справочник СЗАО
(горячие телефоны, горячие линии, телефонный справочник)