СЗАО-1.ру - самый удобный информационный портал для жителей СЗАО (Северо-Западного административного округа) и городского округа Химки
Добавить в закладки




Бухгалтерские услуги в Москве

 Способ №1 - выбери район: 
Хорошево-Мнёвники / Щукино / Строгино
Покровское-Стрешнево / Южное Тушино / Северное Тушино
Митино / Куркино / Химки






История района Куркино по материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».



История района Куркино по материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».

История

Старинное село Куркино на реке Сходне вошло в состав столицы лишь в 80-х годах XX в. В сохранившихся источниках оно упоминается лишь с начала XVII в., хотя, несомненно, существовало гораздо раньше. Приоткрыть завесу неизвестности помогает обращение к топонимике и тот факт, что в переписной книге 1686 г. фигурируют два других названия этого села: Константиновское, Курицыно тож.

Судя по второму из них, село, по всей видимости, могло принадлежать Григорию Ивановичу Курице Каменскому, боярину и наместнику великой княгини Марии Ярославны в Ростове в третьей четверти XV в. Он стал родоначальником фамилии Курицыных. Позднее название села, происходившее от их фамилии, постепенно трансформировалось и превратилось в Куркино.

Согласно писцовой книге 1623 г., сельцо Куркино принадлежало двум владельцам. Одна половина с прилегавшими землями составляла вотчину князя Ивана Ивановича Одоевского, купившего её в 1617 г. у своей невестки Анны Ивановны. Другая половина сельца сначала числилась за Плакидой Мякининым, а в 1622 г. её купил у него Тимофей Боборыкнн. В сельце находились два двора вотчинников, где жили их «деловые» люди, два людских двора (2 человека), 8 крестьянских и 5 бобыльских дворов, в которых значились 22 человека.

Киязь Иван Иванович Одоевский в источниках упоминается с 1608 г., когда служил рындой при царе Василии Шуйском. Затем он воеводствует в 1613 г. в Вологде, куда был послан князем Д.М. Пожарским, позднее участвует в дипломатических переговорах с персидскими послами, был воеводой во Пскове, а в 1622 г. пожалован в бояре. В 1626 г. Иван Иванович назначается первым воеводой в Новгород, где тремя годами позже скончался. О его совладельце Тимофее Ивановиче Боборыкине сведений сохранилось меньше. В 1618 г. его посылают строить Кузнецкий острог в Сибири, воеводой которого затем он и оставался вплоть до 1622 г., когда возвратился в Москву и приобрёл подмосковную. В 1633 г. в Муроме и Нижнем Новгороде он собирал ратных людей, через некоторое время видим его при дворе, а ещё через несколько лет сведения о нём обрываются.

В 1639 и 1641 гг. Куркино скупил по частям боярин и воевода князь Алексей Иванович Воротынский. Новый владелец был человеком очень близким ко двору, будучи женатым на сестре царицы Евдокии, жены царя Михаила Романова, — Марии Лукьяновне Стрешневой, и умер ещё нестарым человеком в бытность полковым воеводой в Туле, в июне 1642 г. После его кончины Куркино перешло во владение его единственного сына, боярина и дворецкого, князя Ивана Алексеевича Воротынского, являвшегося по матери двоюродным братом царя Алексея Михайловича и участвовавшего во всех его походах. По переписи 1646 г., в Куркине и соседней деревне Барашки состояло 23 крестьянских и 3 бобыльских двора, где проживало 62 человека. Около 1678 г. на средства И.А. Воротынского в селе была построена каменная церковь во имя Владимирской иконы Пресвятой Богородицы. Перепись 1678 г. рисует картину богатой боярской усадьбы со значительным штатом холопов. Тогда в Куркине было 22 двора конюхов, псарей, сокольников и истопников и 14 крестьянских дворов, в которых жили 48 человек. В деревне Барашки числилось 5 крестьянских дворов. После смерти И.А. Воротынского в июне 1679 г. род князей Воротынских пресёкся, а вотчина досталась его вдове княгине Настасье Львовне.

Княгиня в 1691 г. променяла Куркино и Барашки патриарху Адриану. Последний послал в благодарность ей «образ Пречистые Богородицы Владимирския, оклад и венец» за то, что «поступилась» селом и деревней в «дом Пречистыя Богородицы и святейшему патриарху».

По описанию 1704 г., в Куркине и Барашках имелось 36 крестьянских дворов, в которых жили 115 душ. Кроме того, у церкви находились дворы священника и дьячка. В середине XVIII в. Куркннская церковь приходит в ветхость. Местный священник обращается с просьбами о её ремонте в Синодальное экономическое правление. Средства были отпущены, и во второй половине XVIII в. производились «возобновление и почннка» храма. В результате работ основной объём здания был сохранён, но паперти и крыльцо были утрачены. Первоначальная архитектурная обработка сохранилась на восточной стене и барабане главы церкви.

После секуляризации церковных земель в 1764 г. куркннские крестьяне перешли в управление Коллегии экономии, а затем слились с общей массой государственных крестьян. По данным 1760 г., в Куркине было 30 дворов, где проживало 170 душ обоего пола. С проведением Петербургского шоссе часть куркинскнх крестьян переселилась в деревню Кобылья Лужа, возникшую при этой дороге. В 1850-х годах Куркино становится центром волости. Согласно ревизии 1858 г., здесь имелось 33 двора и 209 душ крестьян.

По реформе 1861 г. местным крестьянам было выделено 584 десятины земли, или 2,8 десятины на одну ревизскую душу. Этого количества было явно недостаточно, и поэтому хозяйство крестьян начинает в основном поддерживаться преимущественно неземледельческими заработками.

В конце XIX в. в Куркине насчитывалось 39 семей и 306 душ. Среди них грамотных и учащихся было 36 человек. Все крестьяне, кроме одной семьи, обрабатывали свою землю. При этом 25 семей имели плуги, а один двор и наёмных работников. Все семьи были связаны с различными неземледельческими промыслами. Наряду с мужскими развивались и женские промыслы. В 29 дворах женщины вязали чулки и носки на продажу.

В сентябре 1872 г. местное крестьянское общество продает из своего надела 30 десятин статскому советнику Григорию Антоновичу Захарьину, выдающемуся врачу-терапевту, основателю московской клинической школы, профессору и директору терапевтической клиники Московского университета, почётному члену Академии наук. Он часто приезжал в свою усадьбу, построенную около села, общался с местными жителями, помогал крестьянам хлебом и деньгами, делал денежные взносы в пользу церкви.

Будучи человеком состоятельным, Григорий Антонович большие денежные средства жертвовал на стипендии и пособия неимущим студентам, Московскому университету и Физико-медицинскому обществу. С момента назначения профессором университета Захарьин передавал своё жалованье нуждающимся студентам, на свои средства посылал за границу учеников для усовершенствования знаний. Большие суммы он выделял для начальных школ Пензенской и Саратовской губерний, с которыми были связаны его детство и юность. Он и члены его семьи содействовали созданию в Москве Музея изящных искусств.

По инициативе его дочери П.Г. Подгорецкой в 1899 г. в Куркине, у церкви, по проекту Ф.О. Шехтеля была построена фамильная часовня, где были похоронены сам Г.А. Захарьин, его жена и сын Сергей. Для увековечения их памяти родные по специальному проекту архитекторов и художников И.Э. Грабаря, А.И. Клейна н А.В. Розенберга построили в усадьбе больницу-памятник. Больница «Захарьино» начала работать в 1914 г., а в феврале 1915 г. в ней был открыт госпиталь для воинов.

В начале 1900-х годов в Куркине проживало более 220 душ, имелись начальная церковно-приходская школа, две чайных и две мелочных лавки. В 1908 г. организуется кредитное товарищество, предоставлявшее ссуды крестьянам.

Через десять лет после революции, в 1927 г., в Куркине проживало 360 человек, т.е. почти в полтора раза больше, чем в начале XX в. Было восстановлено и даже увеличилось поголовье скота по сравнению с дореволюционным временем. У крестьян имелось 50 лошадей, 58 голов крупного рогатого скота и 55 овец. Значительно уменьшилось количество крестьян, имевших подсобные заработки. Это объяснялось прежде всего закрытием после 1917 г. промышленных предприятий, находившихся поблизости от села. В 1927 г. кустарными промыслами занимались 8 человек в 8 хозяйствах: 4 столяра и 4 других кустаря. На фабрике работал только один человек. Двое занимались извозным промыслом и шестеро имели другие подсобные заработки. Два двора сдавали внаём свои жилые помещения.

В годы нэпа возобновило свою деятельность кредитное товарищество. Число его членов в короткий срок выросло в несколько раз. Если в 1925 г. ими являлись 169 человек, то через два года — 734 человека. С началом коллективизации в 1931 г. кредитное товарищество было ликвидировано, а в Куркине организовали колхоз «Красные всходы». На территории больницы «Захарьино» вместо госпиталя в 1920 г. разместился детский костно-туберкулезный санаторий, а в 1923 г. он был перепрофилирован на лечение легочного туберкулеза. В санатории в 1920-х годах жили и работали: хирург С.С. Юдин, живописец-передвижник Н.А. Касаткин, заведовавший здесь художественно-просветительской студией, художница А.Л. Ржевская. Консультационную работу в санатории вёл один из основоположников детской хирургии профессор Т.П. Краснобаев. Существенный вклад в развитие больничного центра внёс видный фтизиатр профессор В.А. Воробьёв. Осенью 1920 г. в санатории отдыхал и работал известный живописец и график A.M. Васнецов. Здесь им был написан этюд с видом на долину Сходни.

В период Великой Отечественной войны многие жители села ушли на фронт, оставшиеся в тылу трудились на оборонных заводах Москвы и Подмосковья, в местном колхозе. Находившаяся поблизости от Куркина фабрика № 3 выпускала шинельное сукно и одеяла для армии. В санатории «Захарьино» зимой 1941/42 гг. размещался госпиталь. В феврале 1942 г. он был реорганизован в городскую туберкулезную клиническую больницу.

В послевоенные годы в результате укрупнения Куркинский колхоз включили в состав большого совхоза «Путь к коммунизму», позднее ставшего аграрно-торговым предприятием «Химки». В марте 1984 г. указом Президиума Верховного Совета РСФСР Куркино было передано в подчинение Московскому городскому совету, а в декабре 1985 г. включено в состав Москвы. В 1990-е годы здесь началось массовое жилищное строительство.
Машкино

По соседству с Куркином до недавнего времени находилась деревня Машкиио. Впервые она упоминается как «пустошь, что было сельцо Машкиио», писцовой книгой 1584 г. в составе вотчины дворцового села Черкизова. В первой половине XVII в. эти земли заселяются вновь, и в этот период сельцо Машкнно числится за князем Алексеем Ивановичем Воротынским. После смерти А.И. Воротынского в 1642 г. вотчина перешла к его сыну, боярину Ивану Алексеевичу Воротынскому, а затем к дочери последнего Наталье Ивановне, вышедшей замуж за князя Петра Алексеевича Голицына (1660—1722). Сельцо было небольшим: по описанию 1709 г. в нём зафиксировано 7 крестьянских дворов и 4 пустых двора: один хозяин двора был взят в солдаты, другие за «скудостью» жили у родственников.

После князя П.А. Голицына сельцо перешло к его старшему сыну Василию Петровичу, а затем к внуку, корнету гвардии Ивану Васильевичу Голицыну (1712—1773). При нём в середине XVIII в. здесь имелось уже 20 крестьянских дворов, в которых проживали 144 человека. Судя по «Экономическим примечаниям» 1800 г., Машкином владела дочь И.В. Голицына под опекой родственника — полковника И.С. Долгорукова. Отмечены «дом господский деревянный», а также «пруд без рыбы».

В начале XIX в. часть вотчины оказалась во владении Александры Яковлевны Гиршфельд, урождённой княжны Долгоруковой, а накануне войны 1812 г. Машкино перешло к двоюродному брату И.В. Голицына, князю Сергею Александровичу Меншикову (1746—1815), позднее действительному тайному советнику и сенатору. После утраты господского дома оно стало числиться деревней. Последним помещиком в Машкине с 1815 по 1861 г. являлся Александр Сергеевич Меншиков, известный государственный и военный деятель, генерал-адъютант и адмирал, оказавшийся бездарным командиром русской армии во время Крымской войны. В этот период население Машкина практически не увеличивается (в 1852 г. в нём, как и столетием раньше, значилось 20 крестьянских дворов). Этому способствовали переводы крестьян из Машкина во вновь образованную на Петербургском шоссе деревню Кобылья Лужа (позже она стала называться Родионовом и в XX в. вошла в черту города Химки).

При проведении реформы 1861 г. размер душевого надела у машкинских крестьян составил всего 1,5 десятины, тогда как в среднем по волости на каждую ревизскую душу было выделено по 2,7 десятины земли. Малоземелье приводило к тому, что половина домохозяев не имела лошадей и коров. Поэтому значительная часть жителей вынуждена была уходить на заработки по «годовым билетам» в Москву и другие места. Часть женщин занималась вязанием на продажу чулок.

На рубеже XIX-XX вв. роль промыслов всё более возрастает. Если в 1899 г. ими здесь занимались 43 человека, то в 1911 г. — уже 63 человека, или более половины населения деревни.

Первая мировая война, революционные события, разруха, наступившая вследствие Гражданской войны, привели к тому, что промыслы приходят в упадок, а крестьяне потеряли многие источники подсобных заработков. Правда, следует отметить увеличение размеров их земельных угодий в результате конфискации помещичьего землевладения. Если в 1899 г. крестьяне имели 98 гектаров земли, то к 1927 г. в их собственности находилось уже 137 гектаров. К этому времени население деревни составило 132 человека.

Во время проведения коллективизации в Машкине организовали колхоз «Труженик». Однако работал он не слишком удачно. Свою роль в этом сыграла как низкая оплата крестьянского труда, так и непосредственная близость нового рабочего посёлка, а затем города Химки с его крупными промышленными предприятиями. Всё это привело к отливу значительной части населения деревни в промышленность. В послевоенные годы Машкинский колхоз вошёл в состав большого совхоза «Путь к коммунизму».

С ростом города Химки значительная часть земельных угодий около Машкина была отведена под городское кладбище, которое все больше и больше расширялось. Это соседство привело к тому, что во второй половине 1980-х годов Машкиио фактически прекратило своё существование. Деревня из-за близости кладбища была объявлена запретной зоной, на её месте построены различные склады, а её жители переселены в Химки и Зеленоград. Но ещё в 1984 г. деревня была передана в подчинение Моссовета, а в 1985 г. эта территория была официально включена в состав столицы.
Юрово

Ещё одним селением на территории этого района была деревня Юрово, располагавшаяся севернее Куркина. Первое упоминание о ней в сохранившихся источниках содержит писцовая книга 1584 г., зафиксировавшая на речке Всходне деревню Юрово, находившуюся в составе дворцовой вотчины соседнего села Черкизова.

В первой половине XVII в. значительные части дворцовых земель были розданы и проданы отдельным боярам и дворянам. Новое упоминание деревни Юрово мы встречаем в 1646 г. в составе вотчины Андрея Львовича Плещеева. Центром этого имения было сельцо Караваево на реке Всходне с 13 крестьянскими дворами, а в деревне Юрово числилось 4 крестьянских двора. Во второй половине XVII в. сельцо Караваево с деревнями Юрово и Машкино оказались в вотчине боярина Ивана Алексеевича Воротынского, владельца соседнего села Куркина, а после его смерти в 1679 г. достались его младшей дочери Наталье Ивановне, вышедшей замуж за князя Петра Алексеевича Голицына (1660—1722).

Пётр Алексеевич Голицын играл заметную роль в царствование Петра I Был послом в Вене (1700—1705), сенатором, наместником в Архангельске, Риге, Киеве. В начале XVIII в. при нём в Юрове значилось 13 крестьянских дворов. От трёх браков П.А. Голицын имел четырех сыновей и трёх дочерей. После смерти Петра Алексеевича они разделили отцовские владения, и Юрово, ставшее к тому времени уже сельцом, досталось младшему сыну Александру Петровичу и младшей дочери от третьего брака Елизавете Петровне.

Младшая дочь князя П.А. Голицына вышла замуж за князя Александра Александровича Меншикова, сына знаменитого сподвижника Петра I Вместе с отцом в 1727 г. он был отправлен в сибирскую ссылку, но при императрице Ание Иоанновне его вернули обратно, возвратили титул и пожаловали чином подпоручика гвардии. В дальнейшем он дослужился до генерал-аншефа. После его кончины в 1764 г. принадлежавшая ему часть Юрова досталась его сыну гвардейскому капитану князю Сергею Александровичу Меншикову (1746—1815), позднее действительному тайному советнику. Согласно ревизским сказкам этого времени, С.А. Меншикову в сельце Юрове принадлежали 78 мужчин и 58 женщин, а его совладельцу князю Ивану Васильевичу Голицыну (внуку Петра Алексеевича) — 10 мужчин и 15 женщин.

Судя по «Экономическим примечаниям» 1800 г., за селением, принадлежавшим двум владельцам, числилось 223 десятины земли. Крестьяне находились на барщине: каждый двор обрабатывал в пользу помещика 15 десятин. Сеяли рожь и овёс, возделывали лён. Женщины, кроме полевой работы, пряли лён, вырабатывали полотно и сукна для собственного употребления. К началу XIX в. Сергей Александрович выкупил у вдовы совладельца другую часть имения, и Юрово стало полностью принадлежать ему.

Имение С.А. Меншикова наследовал его старший сын князь Александр Сергеевич Меншиков. Светлейший князь не чуждался предпринимательской деятельности и числился «фабрикантом», имея стеклянный завод в селе Александрове и писчебумажную фабрику в селе Ивановском Клинского уезда. По данным 1852 г., при Юрове отмечена сукновальная фабрика купца Досужева. Есть основания полагать, что он являлся всего лишь арендатором, так как позднее фабрика числилась непосредственно принадлежащей С.А. Меншикову. В это время в Юрове значилось 22 двора, в которых жили 127 душ крестьян (59 мужского и 68 женского пола). Эта цифра была заметно ниже того числа крестьян, что проживали здесь в середине XVIII в. Но это уменьшение объяснялось тем, что часть жителей была переселена на Петербургское шоссе во вновь образованную деревню Кобылью Лужу.

При проведении реформы 1861 г. крестьяне получили только ту землю, которой пользовались ранее (86,5 десятин). Рыбная ловля в реке Сходне оставалась в исключительном пользовании помещика, в прудах — крестьян. Душевой надел юровских крестьян составил всего лишь около 1,5 десятины, почти вдвое меньше, чем в среднем по округе. Правда, и оброк здесь был ниже — 4 рубля 13 копеек с души. Уставная грамота была составлена одна на все четыре селения Меншикова: Юрово, Машкино, Филино и соответствующую часть Кобыльей Лужи. Возражения крестьян были признаны незаконными. Мировой посредник в уставной грамоте, в графе «настроение крестьян» написал: «Крестьяне законных возражений не предъявили; но, руководствуясь моим советом, изъявили своё согласие на все статьи уставной грамоты и подписать таковую, как основанную на обоюдном согласии; приняли это предложение с восторгом, изъявляя свою благодарность князю Меншикову как за прежнее время, так и за настоящий надел».

После реформы 1861 г. дворянские имения Подмосковья всё чаще стали переходить в руки представителей московской буржуазии. Сын и наследник светлейшего князя Владимир Александрович Меншиков в 1873 г. продал почётному гражданину Карлу Карловичу Генке 340 десятин принадлежавшей ему земли и суконную фабрику в Юрове за 20 тыс. рублей, а затем и оставшаяся часть земли была продана другому владельцу.

В начале 80-х годов XIX в. в Юрове отмечены господский дом и 18 крестьянских дворов, в которых постоянно проживало около 140 душ, а также работавшие на фабрике пришлые 119 человек. Кроме суконной фабрики в деревне имелись слесарное, кузнечное, медное и два столярных заведения, кирпичный завод.

В начале XX в. при селении были зафиксированы имение и дача некоего Гельтищева, имение и суконная фабрика братьев Генке, красильная фабрика братьев Жиро и овощная лавка при суконной фабрике. На фабрике Генке было занято более 200 рабочих. В ноябре 1905 г. рабочие фабрики приняли участие в стачке, охватившей предприятия в окрестностях Братцева, Спаса и Тушина.

В 1912 г., вследствие большой задолженности разным учреждениям и лицам, фабрика Генке прекратила работу. Владелец разорился, и 220 рабочих, за неимением средств у администрации, не получили даже расчёта. После этого имение Генке купил Жиро. Однако суконная фабрика больше работу не возобновляла.

В 1927 г. в Юрове насчитывалось 37 крестьянских хозяйств и 195 жителей. За счёт конфискации частновладельческих земель землепользование крестьян увеличилось в полтора раза — со 102 десятин в 1899 г. до 150 десятин в 1927 г. Но при этом, если обратиться к данным статистики, число безлошадных и бескоровных хозяйств стало больше, чем до революции.

В годы коллективизации здесь был создан колхоз «Имени 1905 года». Однако уже в 1930-е — 1940-е годы и особенно в послевоенное время происходит отлив большей части взрослого населения из деревни на промышленные предприятия Москвы и Химок. В марте 1984 г. указом Президиума Верховного Совета РСФСР деревни Юрово, Машкино и Куркино были переданы в подчинение Московского городского совета народных депутатов, а в декабре 1985 г. включены в состав г. Москвы. Название бывшей деревни осталось в наименовании Юровской улицы.

Источник:  Аверьянов К.А. «История московских районов».

Возврат к списку

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)

 +7 (495) 849-22-43
 +7 (926) 525-75-12
 

СТЕРХ Мастер - продажа, сервис, ремонт, заправка. Расходные материалы.

СЗАО



ХИМКИ 
Микрорайон Новогорск   

Улицы 

В каком районе Вы живёте?












Защита от автоматических сообщений
Защита от автоматических сообщений

  






Справочник СЗАО
(горячие телефоны, горячие линии, телефонный справочник)